Домой Работы Центра Статьи сотрудников Центра Вперед в прошлое?

Вперед в прошлое?

Оппозиция нынешней власти в Узбекистане и предположить не могла, что в связи с последними событиями её ждет столь неожиданный выход из спячки. Лидеры оппозиции этой центрально-азиатской страны в последние пару месяцев пришли в движение и развили бурную деятельность, раздавая интервью направо и налево, не скрывая своих желаний вернуться на родину и поучаствовать в политической жизни Узбекистана.

Наиболее заметной фигурой в информационном пространстве последних двух месяцев, можно назвать, ныне живущего в Турции, Махаммад Солиха, лидера запрещенной в Узбекистане партии «Эрк». Традиционная и предсказуемая риторика, для проигравшего выборы в президенты Узбекистана, еще в далеком 1992 году, М.Солиха, кажется, интересна, пожалуй, лишь для немногих информационных изданий, пытаюшихся заполнить информационный вакуум на фоне предстоящих в Узбекистане досрочных выборов главы государства.

Бравурные заверения о том, что он и есть самый желаемый народом претендент на должность президента Узбекистана у большинства экспертов и аналитиков вызывает лишь усмешку. Ставка на радикальный ислам (по мнению Солиха), который якобы исповедует большинство  жителей страны, особенно в Ферганской долине, должна помочь ему вернуться, на белом коне и исполнить давние чаяния народа о жизни в теократическом государстве по правилам и нормам шариата.

Так ли это на самом деле? Насколько М.Солих знаком с религиозными воззрениями внутри страны? Справедливы ли его заверения о том, что только ислам, как основная идеология, превратит Узбекистан в процветающее государство? Как сильны в Узбекистане всевозможные религиозные группировки, секты, исповедующие идеи радикального ислама?

Попробуем ответить на поставленные вопросы, возникающие, при прочтении многочисленных интервью с М.Солихом, материалов или статей, так или иначе связаны с опальным лидером узбекской оппозиции.

Автор в качестве примера провел небольшое исследование о влиянии на узбекскую мусульманскую часть общества организаций, связанных с турецким проповедником Фетхуллахом Гюленом,

Такое исследование, позволит понять — в какой степени нынешняя власть в Узбекистане осведомлена об исламистских настроениях (о которых так много говорит Солих) в обществе и насколько эта власть контролирует радикальные группировки, проявившие свою активность в стране.

Учитывая: закрытость информационного пространства в Узбекистане; принципы работы спецслужб, отказывающие от каких любо ответов на конкретные вопросы о активности радикальных группировок, автор был вынужден для исследования:

  1. собирать информацию у лиц, (или чаще от их родственников) в отношении которых были возбуждены уголовные дела по статьям местного УК, предусматривающих лишение свободы за антиконституционные действия.
  2. беседовать с вышедшими на свободу гражданами, которые провели сроки заключения в зонах вместе с осужденными за участие в запрещенных к деятельности исламистких организациях.

Эйфория от независимости в Узбекистане, желание сотрудничать со всеми подряд, особенно, как тогда казалось с близкими по духу турецкими братьями, привели к началу широкого сотрудничества с Турецкой Республикой в различных областях – политики, экономики, образовании, медицине, спорте, культуре.

В 1992 году министерство высшего образования Узбекистана направило для обучения в университеты и институты Стамбула, Анкары, Измира несколько сотен студентов. По мнению президента И.Каримова бакалавры и магистры, вернувшиеся на родину после учебы в Турции, должны будут возглавить технологическую модернизацию страны и стать новой узбекской элитой, которая возьмет на себя ответственность за преобразование государства.

В Турции же на молодых ребят из Узбекистана, наряду со стандартными вузовскими курсами, свалилась программа внеклассного изучения основ ислама, причем в его радикальных формах. Такие знания были в новинку для абсолютного большинства студентов, и никто из них не заметил, как в них, буквально вливали идеи исламистских секст, финансируемых Фатхуллахом Гюленом.

Обрабатывали узбекских студентов не только в самих учебных заведениях, но и в общежитиях, где они жили и проводили свободное время. Специальная литература и многочисленные мероприятия сектантов, должны были не только закрепить информацию об идеях Саида Нурси (идеолога, под влиянием которого находится Ф.Гюлен), но постараться изменить сознание молодых ребят.

Досрочная сдача экзаменов, материальная поддержка, посулы в помощи карьерного роста на родине и многое что еще – были сильными аргументами вербовщиков Ф.Гюлена из группировки «Бадиуззамон», ответственной в тот период за узбекских студентов.

Всё это у узбекских студентов вызывало интерес, особенно деньги, понятно, которые никогда не бывают лишними. Поэтому не удивительно, что многие молодые ребята увлеклись идеями С.Нурси, а некоторые стали апологетами секты «Бадиуззамон».

Изменения, происходящие в сознании студентов, обучавшихся в Турции, заметили в руководстве Узбекистана, принявшего справедливое решение — отозвать всех своих граждан из университетов этой, как оказалось, не совсем дружеской страны.

Не дружественность Турции к Узбекистану проявилась еще и в том, что в Анкаре с удовлетворением приняли и обласкали Мухаммада Салиха.

Бежавший из своей страны, ненавидевший светскую власть в Узбекистане, М.Солих явно пришелся ко двору силам, мечтавшим о возрождении великой Османской империи.

Ислам и его радикальные идеи, по мнению М.Салиха, должны были стать краеугольным камнем нового, могущественного узбекского государства, может быть даже в составе Османской империи, но с ним, с Мухаммадом Солихом во главе.

Отдадим должное способностям Солиха, его харизме, которые помогают ему заводить в турецкой элите нужные связи, нравится партнерам, умению убеждать в своей правоте.

В середине 90-х, поселившись в одном из самых дорогих районов Стамбула — «Алтын-Заде» Солих знакомится с самим Фетхуллах Гюленом. Благо по пятницам они посещали местную мечеть «Жомъе» в одно и тоже время. В этой же мечети Солих сошелся с еще одной знаковой фигурой турецкого политического бомонда – сыном экс-президента Турции Торгута Азала – Коркутом Азалом. Коркут помог открыть Солиху многие двери в дома турецкой элиты.

Здесь же в Стамбуле Ф.Гюлен познакомил Солиха со многими приближенными к себе персонами, на которых возложил обязанность реализации плана интервенции идей Нурси в Узбекистан.

Всё это в принципе можно объяснить.

Но есть в сегодняшней ситуации факты, которые сложно вписать в какое ни будь логическое построение.

Маххамед Солих и Фетхуллах Гюлен не только гордились своей дружбой, они открыто и публично позиционировали себя как партнёры, имеющие общий проект по исламизации населения Узбекистана. И первый, и второй активно работали над этим проектом и добились некоторых положительных результатов. Об этом будет рассказано ниже. Президент Узбекистана неоднократно обращал внимание своих коллег в Турции на деструктивных действия гюленовцев в этой центрально-азиатской стране. В ответ – любезные обещания разобраться в ситуации и… не более того.

Но всё это происходило раньше, а сейчас? Ведь даже легкие подозрения о каких-либо контактах с Гюленом или к приближенным ему людям, в Турции карается самым жестоким образом. Эрдоган каленым железом выживает в стране память об этом враге государства, не говоря о тех, кто каким-либо образом был связан с организациями, финансируемыми Ф.Гюленом.

Р.Эрдоган проигнорировал просьбы И.Каримова прекратить экспорт в Узбекистан идеологию Гюлена. Но это было тогда, а сейчас? А сейчас Эрдоган просит лидеров центрально-азиатских государств «разобраться» с гюленовскими структурами в своих странах и искоренить вчистую всех сторонников своего заклятого врага.

И вместе с тем, Мухаммад Солих продолжает с большим комфортом проживать в Турции. Ему, другу и партнёру Гюлена, никто не предъявляет каких-либо претензий, ему не задают вопросов, а позволяют продолжать свою, якобы политическую деятельность.

Сегодня с уверенностью можно заявить — М.Солих, единственный человек в Турции, имеющий с Гюленом совместный проект и чувствующий себя в безопасности. Вопрос – в чём причина такого казуса, можно считать риторическим. А может быть совсем и не так.

Может быть, у нынешней турецкой власти есть какие-либо идеи по использованию возможностей престарелого Солиха в Узбекистане? В таком случае Солих Эрдогану нужен живой и невредимый и в этом случае ему можно простить, то что никому другому в Турции не простили. Причем эти планы в отношении Узбекистана и Солиха гораздо важнее ненависти к личному врагу Гюлену.

Воистину: Восток есть Восток.

Идеология будущей Османской империи, по мнению Гюлена, будет строиться на панисламизме, который должен проникнуть и закрепиться в странах Центральной Азии.  Обязанность в распространении идей радикализма в Узбекистане Гюлен возложили на последователей группировки «Фатхуллачилар», в частности бизнесменов, которых направил в Узбекистан для эмиссарской деятельности.

У этих людей, прибывших в Узбекистан, еще в первой половине 90-х было всё для того, чтобы найти себе сторонников и последователей среди местных жителей. Они представляли секты, с хорошо выстроенной идеологией и успешным опытом работы в других странах. На благодатную почву ложились: желание узбекской молодежи узнать как можно больше об исламе. Этому способствовало щедрое финансирование. Неспособность власти того периода правильно оценить пагубность активности турецких эмиссаров, играла им на руку.

В период активной деятельности последователей Ф. Гюлена в Узбекистане, одним из советников его штаба был М.Солих. Поговаривают, что именно он рассказывал гюленовцам о наиболее уязвимых местах, еще не сложившейся узбекской государственной машины, которые можно использовать для вербовки сторонников идей С.Нурси.

Солих и его люди старались активно работать со студентами из Узбекистана, обучающимися в Турции, желая завербовать как можно больше себе сторонников. Успешным примером такой вербовки может служить пресс-секретарь М. Солиха Пахлавон Турсунов, которого в 1992 году Министерство высшего образования направило учиться в Турцию с первой волной абитуриентов.

Два года проведенные П.Турсуновым в Измире, в университете «Эге» и институте «Tomer» не прошли для него даром. Увлеченный идеями Нурси П.Турсунов сблизился с М.Солихом и не смог отказаться от его предложения о сотрудничестве.

В круг наиболее близких к оппозиционеру людей можно отнести и Нурилло Отаханова, активного «нурчиста» проживавшего в Узбекистане, который много сделал для создания механизмов распространения литературы секты среди местного населения.

Можно так же констатировать, что гюленовцы использовали опыт по распространению подрывной литературы, который сложился в Узбекистане у самого Мухаммада Солиха. Последний. в накладе не оставался – с ним активно делились комиссионными за произведенную литературу. А что делать? Бизнес и ничего личного, если не учитывать ненависть Солиха к светской власти в Узбекистане.

Надо сказать, что в деле распространения своей литературы адепты Гюлена добились хороших результатов. Одним из факторов такого успеха был (на первом этапе), налаженный импорт необходимых книг в Узбекистан вкупе, скажем с канцелярскими принадлежностями. Примером этому может служить СП “Kaynak-nta”, до этого действующего как СП “Isik”, которое специализировалось на поставке канцелярских товаров, а так же книг Ф.Гюлена и С.Нурси. Удивительно, что это предприятие просуществовало до 2010 года.

Еще одним большим успехом (на втором этапе), которым могли гордится «нурчисты» в Узбекистане – это создание своих типографий для выпуска необходимой литературы, периодической газеты «Етти Иклим» и ежемесячного журнала «Ирмок». Печатали всё необходимое для своих последователей на частных предприятиях «Маншури Шафак» и «Шифак призма». В зачет себе эмиссары секты могут записать книги на узбекском языке: «Хакикат куртаклари», «Хакикатнима», «Севгинима» и «Улимдансунг». Эти книги были переведены с турецкого языка.

Кто немного знаком с системой контроля за СМИ в Узбекистане будет удивлен узнав, что внутри страны периодика «нурчистов» распространялась через местную сеть газетных киосков – «Матбуот».

Нурчисты работали не только с молодежью. В середине 90-х наиболее образованные эмиссары секты были активны с местными исламскими проповедниками. Работа с духовенством у Гюлена всегда была хорошо проработана и этот опыт старались максимально эффективно использовать в Узбекистане. Однако, доступа в мечети, где проповеди идей Нурси могли бы иметь достигать хорошего результата, гюленовцам было явно недостаточно.

Установка для эмиссаров-бизнесменов из Стамбула была достаточно четкая —  приобретение частного жилья в Ташкенте, Самарканде, Бухаре. Ургенче. Жильё необходимо было для организации подпольных медресе, где будут обучать школьников основам ислама в необходимой нурсистам интерпретации. Не только студенты вузов, но и школьники старших классов входили в список целей, подготовленный людьми Ф.Гюленом для идеологической обработки.

Такая массированная атака эмиссаров турецкого проповедника не могла не дать положительного результата.

Через несколько лет после начала интервенции идей С.Нурси на узбекских студентов в Турции и на молодежь в самом Узбекистане у нурчистов сложилась структура, которая позволяла работать в этой стране с достаточным успехом.

Возглавить организацию в Узбекистане Гюлен поручил Мамадали Шахобитдинову. Последний – успешный предприниматель из Намангана (областной центр в Ферганской долине), правильно и грамотно выстроил распространение идей С. Нурси по всей стране. У Шахобитдинова в Намангане в собственности находились два завода по производству натуральных соков и по консервированию сельскохозяйственной продукции.

Работа созданной в Узбекистане структуры была активна в трех направлениях:

  1. «илохиётчилар»
  2. «укитувчилар»
  3. «оснофчилар»

Координацию за деятельностью всех трех направлений Шахобитдинов поручил своему земляку Бахрому Ибрагимову. Последний и впрямь был неплохим организатором. Ему также было поручено пытаться свести всех последователей идей С.Нурси под одну крышу. Всех, кто учился в Турции, лицеях, колледжах, работников СП с турецким капиталом и всех, кому нравилось быть в команде Ф.Гюлена и за это получать денежное довольствие, должны были стать членами одного узбекского джамоата.

Первая группа «илохиётчилар» считалась самой важной. Её возглавил сам М.Шахобитдинов. В группу входили некоторые преподаватели исламского института и Ташкентского института востоковедения. Группа создала сеть конспиративных квартир, в которых обучали студентов различных ВУЗов Узбекистана идеям С.Нурси. Привлекали к подпольному обучению студентов различными способами: уговорами, шантажом, но главное посулами надежного будущего и финансовыми средствами.

Вторая группа — «укитувчилар» действовала в узбекском правовом поле. Справедливости ради нужно заметить, что в 1993 году наивные менеджеры Министерства образования заключили серию соглашений с коллегами из Турции. Последние, воспользовались предоставленным карт-бланшем, открыли в Узбекистане сеть турецких образовательных учреждений.

Руководство турецких учебных заведений, на волне той самой эйфории независимости, на занятиях со студентами проводила активную исламизацию молодежи. Идеями «нурсиситов» были пронизаны большинство уроков, а пантюркизм превратили в основную идеологию колледжей.

Особенно активным тогда в этой центрально-азиатской стране были представители одной из ветвей «Нурчилар», которые называли себя «Фатхуллачилар». Они поставили для себя цель — поиск в студенческой среде наиболее одаренных молодых ребят, в которых можно не просто инвестировать серьезные финансовые средства для обучения, но и «вылепить» под себя последователей «Фатхуллачилар». А потом? Потом надеяться, что грамотные, образованные, эрудированные, хорошо подготовленные менеджеры вольются во властные структуры Узбекистана. Какие проекты должны были бы реализовать эти молодые люди — легко себе представить.

Турецкие образовательные учреждения с середины 90-х росли как грибы, причем во всех областях и столице Узбекистана. У автора имеется информации о 10 таких центрах, на самом деле их было значительно больше.

Содержание таких структур: аренда помещения, оплата всех коммунальных услуг, зарплата преподавателям, стипендии студентам и многое другое – затратное дело. И всё же деньги были выделены и немалые — центры успели проработать не один год.

Третья группа — «оснофчилар» занималась финансированием проектов Гюлена в Узбекистане и в неё входили турецкие бизнесмены, которым было поручено большую часть своей прибыли инвестировать в «образование» узбекской молодежи.

Одной из знаковых фигур в сложившейся финансовой структуре был Обуз Мехмет Зеки – турецкий бизнесмен, особа, приближенная к самому Ф.Гюлену.

Известно, что в 2006 году он в США отчитался об инвестированных в Узбекистан финансовых средствах, о проделанной успешной работе по созданию турецких центров, лицеев и колледжей и самое главное о почти «поголовном» увлечении узбекской молодежью идеями «нурчилар». Шеф был доволен и выделил дополнительные средства для нужд узбекского отделения «нурчилар».

Правда в Узбекистане с «нурчистом» Обуз Мехмет Зеки случилась незадача. В том же году он был арестован и осужден на 16 лет за ряд экономических преступлений, совершенных на турецких предприятиях, которые он возглавлял.

В конце концов, начиная примерно с 2010 года, вся гюленовская сеть, в Узбекистане была разгромлена и ликвидирована.

Большинство из наиболее активных и значимых фигур «нурчилар» были арестованы, включая турецких бизнесменов, и осуждены.

Некоторым адептам секты удалось бежать в Турцию. Там они примкнули к Мухаммаду Солиху. Не исключено, что в пасьянсе, который нынче пытается разложить лидер узбекской оппозиции, бывшие нурсисты должны сыграть определенную роль.

Однако, все кто неплохо знает Узбекистан, сегодня уверены — время оппозиции ушло безоговорочно, и всё что было у неё значимым — так и осталось в далеком прошлом.

Виктор Михайлов