Домой Работы Центра Интервью США используют Ашхабад, чтобы сохранить свое влияние в Афганистане

США используют Ашхабад, чтобы сохранить свое влияние в Афганистане

Как разрешить внутриафганский конфликт и сможет ли Туркменистан помочь Афганистану урегулировать его. Об этом, своим мнением делится с читателями «СА-IrNews» российский эксперт.

— На данный момент в ряде СМИ поднимается вопросы о том, что Туркменистан готов инициировать переговоры в Ашхабаде между движением «Талибан» и правительством Афганистана. Что вы думаете по этому поводу, нужно ли это Ашхабаду и кто возможно за этим стоит?

— Сама идея проведения переговоров между «Талибаном» и кабульским правительством принадлежит, вне всякого сомнения, Соединенным Штатам. Это ответ на попытки России стать модератором подобного переговорного процесса и признать талибов легитимной политической силой. В ходе визита кабульского президента в Ашхабад в начале июля текущего года лидеры Афганистана и Туркменистана Ашраф Гани и Гурбангулы Бердымухамедов в общем виде приняли решение об инициативе проведения в столице Туркменистана данной встречи.

Предварительно, этот вопрос президент Туркмении обсуждал в положительном ключе с генеральным секретарем Организации Объединенных Наций Антониу Гутеррешем в июне 2017 года. Большое количество переговоров по этому поводу прошло и между официальными представителями Афганистана и США, Соединенных Штатов и Туркмении, Туркменистаном и Афганистаном на протяжении уже почти трех лет. Туркменская сторона неоднократно заявляла о своей готовности провести такую встречу. Бердымухамедову это мероприятие интересно, так как переговоры помогут стабилизировать ситуацию на афганской границе и в приграничье.

— Если это так, то в чем заключается цель подобных переговоров? И кто может получить от их проведения какую-либо выгоду?

— Главной их задачей является полная нейтрализация инициативы России (так называемые «московские консультации») по диалогу с талибами и организация переговорного процесса под эгидой Вашингтона, при участии заинтересованных стран-соседей Афганистана. Придание ашхабадским переговорам статуса «под эгидой ООН», являющегося наиболее высоким с точки зрения международного права, должно на длительное время исключить из ситуации вокруг Афганистана все другие переговорные инициативы, неподконтрольные США, то есть КНР, ИРИ…

Американцы хотели бы продолжать монопольно управлять Афганистаном. Заодно переговоры в Ашхабаде должны вовлечь руководство Туркмении в более активное взаимодействие с США и западными странами в вопросах безопасности, а в отдаленной перспективе – и к большей открытости для американских нефтегазовых компаний. Переговоры в Ашхабаде должны стать и частью процесса возвращения Штатов к их активному участию в региональных процессах.

— Если Вашингтон подобным образом хочет сохранить свое влияние в регионе, то какие дивиденды получит от этого Туркменистан и Афганистан?

— В сфере безопасности есть частные интересы Туркмении и Кабула, в некоторой степени – Исламабада. Они заключаются в стабилизации ситуации по маршруту газопровода ТАПИ, поскольку именно безопасность является главным препятствием для реализации данных инициатив, а также проекта железной дороги Туркмения-Афганистан-Таджикистан, да и экономического сотрудничества в целом. Но этой ситуацией управляют не кабульское правительство или отдельно взятый «Талибан», в северо-западных провинциях Афганистана, о которых идет речь в первую очередь, и не талибы являются главными дестабилизирующими факторами.

Важнее растущее влияние обновленного исламского движения Узбекистана (ИДУ) во главе с сыновьями уже ушедших в легенды Джумы Намангони и Тохира Юлдаша – Шейхом Омаром Намангони и Азизуллой (Абдурахмоном) Юлдашем. Они имеют сильных внешних спонсоров и легко перехватывают контроль над территориями у движения «Талибан». Отдельные террористические группировки, состоящие из афганских этнических туркмен, связаны с радикальными нелегальными группировками на территории Туркмении, находящимися в оппозиции к руководству Туркменистана (в первую Марыйский вилаят Туркмении). Есть в этом регионе и боевики ИГИЛ, находящиеся во враждебных отношениях с талибами. Поэтому, даже если бы переговоры с талибами были успешны, это в малой степени повлияло бы на ситуацию на северо-западе Афганистана. Учитывая собственные интересы местных полевых командиров непуштунских общин, весь комплекс межэтнических противоречий, это только усложнило бы общую картину нестабильности.

— Некоторые источники сообщают, что через Туркмению возможно идет поставка оружия талибам?

В 1990-х г. между «Талибаном» и Ашхабадом существовали вполне дружественные отношения, включая и военную помощь – через Туркмению талибы получали украинскую бронетехнику, комплектующие для своей авиации, не говоря уже об обычных боеприпасах, электроэнергии и горюче-смазочных материалах. Сегодняшний «Талибан» был бы, вероятно, не против восстановить такие отношения с Туркменией, тем более в условиях потери своих позиций в борьбе с ИДУ и ДАИШ именно в этом регионе Афганистана. Но пока такого партнерства не получалось, хотя информация Исмаил-хана о туркменских поставках оружия талибам в Герат и заслуживает внимания. Можно допустить, что де-факто такое сотрудничество уже появляется, в этом случае совершенно новое видение получает и недавняя нашумевшая информация о поставках вооружения талибам в афганскую провинцию Сари-Пуль «неизвестными вертолетами» – ближайшие аэродромы таких поставок находятся как раз на туркменской территории…

В чем заинтересованность Кабула в этих переговорах?

Для президента Афганистана Ашрафа Гани любая имитация мирного процесса в стране важна. Это необходимо в условиях продолжающейся уже три года нелегитимности его самого, как президента и его «правительства национального согласия». Сегодняшняя стратегия пуштунской элиты, находящейся у власти в Кабуле и согласованная с США состоит в консолидации пуштунов, в первую очередь – пуштунов-гильзаи, и установление полного доминирования над национальными и религиозными меньшинствами в Афганистане. Именно с этой целью, при участии кабульских силовиков из администрации Гани и партии «Хезби Исломи» Хекматьяра происходит «перенос нестабильности» в северные провинции  Афганистана. В рамках этой тенденции осуществляются и теракты последних месяцев в отношении шиитов, таджиков, узбеков, делаются попытки или уничтожения, или дискредитации их лидеров. Поэтому для администрации Гани любые переговоры, включая потенциально и ашхабадские, могут иметь лишь две задачи: имитировать эффективность правительства и консолидировать по возможности пуштунов, каковыми являются в основном талибы.

Поэтому главным смыслом ашхабадских переговоров не является стабилизация ситуации в Афганистане в целом, да и на северо-западе Афганистана в частности. Есть заинтересованные в локальной стабильности группы элит в США и Пакистане, в Саудовской Аравии. Они заинтересованы в строительстве газопровода ТАПИ. Однако, более важный интерес главного актора этих процессов (коим являются, безусловно, США) — это перехват переговорной инициативы у РФ и стран региона под своим контролем. Если подобного рода встреча будут организована, можно легко предположить, что модераторы из ООН будут следовать указаниями инструкторов из США, а делегациям Ирана, России и Китая будет отводиться лишь роль наблюдателей.

Такое мнение озвучил российский эксперт-востоковед Александр Князев

http://www.ca-irnews.com/ru/analytics/20010-%D1%81%D1%88%D0%B0-%D0%B8%D1%81%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D1%8C%D0%B7%D1%83%D1%8E%D1%82-%D0%B0%D1%88%D1%85%D0%B0%D0%B1%D0%B0%D0%B4,-%D1%87%D1%82%D0%BE%D0%B1%D1%8B-%D1%81%D0%BE%D1%85%D1%80%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D1%82%D1%8C-%D1%81%D0%B2%D0%BE%D0%B5-%D0%B2%D0%BB%D0%B8%D1%8F%D0%BD%D0%B8%D0%B5-%D0%B2-%D0%B0%D1%84%D0%B3%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%BD%D0%B5