Домой Работы Центра Статьи сотрудников Центра Будущее узбекских джамаатов в Сирии… (часть 1)

Будущее узбекских джамаатов в Сирии… (часть 1)

Сегодня в экспертном сообществе  обсуждают возможное вторжение в Центральную Азию (ЦА) под эгидой ИГ исламистских террористических группировок, костяк которых составляют боевики с паспортами стран СНГ. При этом эксперты озвучивают сильно разнящийся численный состав террористических группировок, якобы уже сконцентрированных на границах Туркмении, Таджикистана и Узбекистана. Следовательно — эксперты обсуждают тему, не имея конкретной и реальной информации о джамаатах, сформированных выходцами из стран ЦА и Северного Кавказа, и участвующих в боевых действиях на Ближнем Востоке.

Автор поставил себе цель рассказать о боевиках, полевых командирах и лидерах одной из крупнейших террористических группировок, в которых боевики, выходцы из стран ЦА и России  (ВЦАР) принимают активное участие в противостоянии правительственным войскам Сирии.

К началу декабря 2014 года в составе объединенной сирийской оппозиции наряду с «Джабхат ан-Нусра», «Исламским фронт», «Ахрораш-Шам», «Джейш аль-Мухаджиринваль-Ансар» против правительственных войск воюют два джамаата, сформированные из выходцев из стран Центральной Азии —  «Катайиб Имам Аль-Бухарий» (КИБ) и «джамаат Абу-Салоха» (ДАС).

Особенностями этих двух группировок можно считать национальность лидеров и основных полевых командиров – все они этнические узбеки, граждане стран ЦА.

Главарь КИБ – Акмал Джурабаев, основной позывной «Хожи Юсуф» («Ахмалхон», «Иброхим»)  — фигура знаковая в мире, где воинственный джихад – философия жизни.

Акмал Джурабаев родился в 1974 году в Узбекистане, в Ферганской долине, в городе Наманган.

Сейчас даже никто и понять не может, как так случилось, что юноша из светской семьи в начале 90-х всерьез увлекся исламом.

В 1993 году Акмал принял активное участие в конкурсе чтецов Корана, организованного миссионерами радикально-исламистского течения «Таблиги Джамаат» в Наманганской области, более того стал одним из победителей этого конкурса. Наверное, участие в этом конкурсе и стал той роковой точкой невозврата,  когда Акмал к 20 годам принял неожиданное для своих родных решение — уехать для учёбы «на имама» в Королевство Саудовская Аравия.

До поступления на первый курс факультета «Даъват» знаменитого университета «Жамиятул — Исломия» в Медине, полному амбиций молодому наманганцу необходимо было улучшить знания арабского языка. Чтение Корана на языке Пророка, освоенного еще на родине, не хватало для получения высшего теологического образования. Поэтому первые шаги на ниве образования Джурабаев начал делать на языковых курсах в Мединском университете «Уммул Куроъ». Юноша обладал коммуникабельным характером, у него появились первые знакомые — в основном среди узбеков, предки которых оказались в Саудовской Аравии еще в начале прошлого века. Джурабаев быстро обрастал необходимыми в чужой стране связями, порой самыми неожиданными.

Акмал, стремящийся  к глубоким познаниям Ислама, привлек к себе внимание местного прокурора — Мухаммад Иброхима куса. Джурабаев стал вхож в хлебосольный дом прокурора и когда у молодого студента возникли финансовые проблемы – денег на учебу явно не хватало, то Мухаммад Иброхим акуса незамедлительно пришёл ему на помощь. Прокурор предложил, успевшему полюбиться в семье иностранному студенту свою свободную 4-х комнатную квартиру в жилом комплексе «Вахф», расположенном в одном из элитных районов города Медины. Мухаммад Иброхима куса оплатил его учебу в Университете и обеспечил небольшой стипендией, которой впрочем, хватало на не безбедную жизнь  в Медине. Юноша понимал, что бесплатный сыр бывает только в мышеловке, но о том, что новый друг и спонсор – бывший сотрудник местной спецслужбы, узнал уже тогда, когда соглашение о сотрудничестве с саудовскими правоохранителями было подписано.

Принятое решение о вербовке Джурабаева не вызвало ни малейшего сопротивления со стороны последнего. Еще бы, Акмал мечтал продолжить учёбу, а тут такая возможность  — решить все свои проблемы с законностью пребывания в Саудовской Аравии, а заодно пополнить свой кошелек.

Теперь, после того как Джурабаев устроился в достаточно комфортабельных условиях в 1997 году к нему из Намангана приезжает его жена Саттарова Муътабар с детьми.

Вначале, просьбы спецслужбистов сводились к простым вещам – составлять еженедельные отчеты о студентах иностранцах, обучающихся вместе с Акмалем в Университете. В своих справках новоявленный агент рассказывал о том, как живут приезжие студенты, описывал круг их знакомых, интересов, пристрастий – в общем, традиционная рутина для молодого и неопытного стукача. Задания выполнялись, «гонорары» за специфический «труд» вовремя выплачивались —  Акмаль был доволен. А сотрудники спецслужб пытались выяснить для себя возможный потенциал молодого человека.

В конце 1998 года Джурабаев получает свое первое серьезное задание – познакомиться с лидером, тогда уже мощной террористической группировки Исламское Движение Туркестана (ИДТ) – Тахиром Юлдашем.

Тахира, который был в постоянном поиске денег для боевых порядков Движения, часто приезжал в Саудовскую Аравию. Многочисленные встречи с саудовскими бизнесменами – этническими узбеками во втором и третьем поколении, позволяли лидеру ИДТ наладить постоянный поток денежных средств в кассу группировки.

Полезные встречи с представителями  специализированных «благотворительных» фондов не только подпитывали финансовый департамент ИДТ, но и позволяли заводить нужные связи в кругах так или иначе, связанных с силовыми ведомствами Королевства.

В начале 1999 году во время своего паломничества в Медину Тахир Юлдаш (которого сопровождал в той поездке один из полевых командиров ИДТ Д. Ходжиев), знакомиться со своим земляком – Акмалем Джурабаевым. Кто был посредником в той первой встречи – неизвестно, зато хорошо известно, что Тахир был очень осторожным человеком, чурался незнакомцев, тщательно собирал информацию о партнерах по переговорам. А тут, первые несколько краткосрочных встреч и лидер ИДТ делает предложение Акмалу Джурабаеву (кстати, который к этому моменту успел обзавестись своей первой кличкой — «Абу Акиф»), от которого тот «не смог отказаться».

Справедливости ради надо констатировать, что Джурабаев, произвел на Тахира хорошее впечатление своими знаниями Ислама, да и положительные рекомендации представителей влиятельных саудовских финансовых фондов без внимания не остались.

Лидер ИДТ предложил молодому человеку стать членом группировки и занять должность представителя Движения в Саудовской Аравии. Так, первое задание сотрудников спецслужб наманганцом было успешно выполнено. Внедрение агента в ИДТ прошло успешно, и Акмал занялся активным поиском денег для группировки среди узбекских бизнесменов Саудовской Аравии.

Теперь через своего ставленника саудиты получили возможность контролировать финансовые потоки для террористической организации, с базовыми лагерями в Пакистане, и готовящейся к священной войне против неверных в ЦА.

В основной круг обязанностей представителя ИДТ в Саудовской Аравии входило:

  1. Поиск денежных средств, необходимых для финансовой подпитки ИДТ.
  2. Вербовка новых рекрутов для ИДТ среди молодых ребят, имеющих паспорта граждан ЦА, прибывших в Саудовскую Аравию на учебу.
  3. Переброска рекрутов и собранных денег в лагеря базирования отрядов ИДТ в Северном Вазиристане Пакистана.

После долгой идеологической обработки, в специально созданной Джурабаевым «худжре», попавшие под влияние исламиста, молодые люди соглашались стать муджахедами в отрядах ИДТ. Некоторых из них Джурабаев лично привозил в Пакистан, где находились лагеря подготовки боевиков ИДТ.

Первые итоги работы Джурабаева впечатлили Т.Юлдаша – рекруты и достаточно крупные суммы денег, пополнявшие отряды и кассу ИДТ повысили авторитет Акмаля среди лидеров террористической группировки. А это было очень важно именно в тот момент. Конец 2001 года совпал с началом контртеррористической операции объединенной коалиции против правительства талибов в Афганистане. ИДТ с другими террористическими группировками были особенно заметны в противостоянии с войсками США, НАТО и других стран.

Интересный факт, который обсуждался гораздо позже среди полевых командиров — в конце 2000-х. Подозрение о том, что 10 лет назад среди рекрутов, завербованных Джурабаевым и переброшенных в лагеря ИДТ, были засланные «казачки», возникло после того, когда полевым командирам стало известно, что любимчик Тахира был завербован сотрудниками спецслужб Королевства. Ой, как не хотелось вспоминать службе контрразведки ИДТ предупреждения коллег из Аль Каеды: «Там где саудиты – там американцы», со всеми вытекающими последствиями. Но это было уже позже.

А тогда, в далеком 1999 году вновь назначенный финансовый агент ИДТ неожиданно пришёл к выводам, что:

с одной стороны — лишь ему одному поручен сбор денежных средств в КСА и никто не может проконтролировать, какая реально сумма ему была вручена.

с другой стороны — он находится под надежной крышей местных спецслужб и может ничего не бояться.

В такой ситуации, только порядочность, честность или боязнь Аллаха, могли помочь не запустить руки в щедрую казну ИДТ.

Но, ни первым, ни вторым, ни третьим Джурабаев не обладал, поэтому часть денег, собранных у спонсоров террора, постепенно перетекала в личные карманы представителя Движения в Медине.

Джурабаев для саудитов и впрямь оказался ценным агентом. Теперь из его отчетов своим хозяевам, последние точно знали не только суммы, пожертвованные, на нужды ИДТ, но и кто конкретно из граждан КСА участвовал в финансировании террористической группировки, включая точные суммы, переданные Джурабаеву.

Оперативные сводки спецслужб Медины теперь включали информацию об иностранных гражданах в Саудовской Аравии, которые в этот город привозили финансовую помощь для боевиков ИДТ в Северном Вазиристане.

В общем, лидеру ИДТ деятельность регионального офиса в Саудовской Аравии нравилась, Джурабаевым он был доволен и поощрял его, как мог.

Виктор Михайлов

Продолжение следует