Домой Работы Центра Будущее узбекских джамаатов в Сирии… (часть 3)

Будущее узбекских джамаатов в Сирии… (часть 3)

Как так случилось, что Джурабаеву удалось со всем своим семейством покинуть лагерь ИДТ,  осталось загадкой. Кто конкретно предупредил, и главное организовал бегство Джурабаево, его женам и детям покинуть базу ИДТ так же осталось тайной. Салимрвал и метал, пытаясь выяснить пособников предателя, но так и не нашел виновных. Справедливости ради надо заметить, что Абу Акифне просто имел значительные суммы денег, но умел ими делиться. Жадностью он не страдал, и это качество сыграло ему на руку. «Прикормленные» члены группировки предупредили Джурабаева о готовящемся аресте и помогли незаметно покинуть лагерь Движения.

Дорога для беглецов пролегала через поселок Дата-Хель в Вазиристане, в котором базируется еще одно известное бандформирование в Пакистане и Афганистане – сеть Хаккани.

В лагере Хакани Джурабаева с его семьей ждал теплый прием. Кроме лидеров группировки с Джурабаевам несколько дней общались специально прибывшие гости. Кто они и сколько их было доподлинно не известно. Однако точно известно, что среди гостей был европеец. Кроме того, известно, что Джурабаеву в жесткой форме сообщили, что спастись от преследования Салима, он сможет лишь приняв предложение о дальнейшем сотрудничестве. Естественно, что такое согласие было получено.

Новым заданием Джурабекову явилась попытка объединить усилие узбеков, воющих в Сирии в один сильный джамаат. Джурабаеву и его семье помогли перебраться через Иран в Турцию, где ему быстро помогли сойтись с местными «джихадистами».

Глубокие религиозные знания, полученные в университете в Медине, опыт общения с лидерами одной из самых грозных террористических группировок в регионе, понимание механизмов финансирования радикальных исламистов – хороший задел для завоевания авторитета в среде турецких «джихадистов».Джурабаеву нужны были связи, и он ими удачно обзаводился. Информация о его предательстве и обвинение в участие уничтожении ТахираЮлдаша и видных боевиков ИДТ, по каким-то причинам застряла в лагере Усмона Гази. По какой причине Салиму дали команду не ворошить эту историю, так же остается загадкой.

На каком-то этапе пребывания в Стамбуле наманганец привлек к себе внимание турецких спецслужб и в начале 2012 году его арестовывают сотрудники турецкой MIT. По слухам, которые всегда витают у боевиков – во время ареста у Джурабаева была встреча с каким то американцем. Главная претензия, которая была высказана арестованному – затягивание создание узбекского джамаата в Сирии.

Через некоторое время, после многочисленных внушений о необходимости действовать, его отпускают с миром, но прямо на войну в Сирию. Некоторые полевые командиры считали, что без договоренности с MIT (Турецкая спецслужба) Джурабаева вряд ли бы отпустили так скоро. Им видней, не один Джурабаев прошел через такие специфические «переговоры».

Полезность Джурабаева для MIT заключалась не только в постоянных отчетах о процессах, протекающих внутри радикальных группировок в Стамбуле – это так ерунда, мелочь. Главная «заслуга» «наманганца» перед ведомством Эмре Танера заключалась в вербовке важных фигур исламистского эмигрантского подполья.

Наконец во второй половине 2012 года Джурабаева все же отбывает в Сирию где приступает к организации узбекского джамаата для участия в боевых действиях против правительственных войск Б. Асада. Такое решение можно считать логичным и оправданным. К тому моменту в Турции скопилась большая группа боевиков ИДТ, бежавших из Северного Вазиристана с баз основной дислокации Движения. От боевиков ИДТ – настоящих отморозков, жаждущих войны и крови, надо было избавляться и дорога в Сирию хорошее решение проблемы избавления Турции от муджахедов, бежавших из Пакистана.

Еще один интересный факт, сыгравший важную роль в дальнейшей судьбе Джурабаева. Когда в 2011 году в ИДТ произошел очередной раскол то группа из 60 боевиков, покинувших Пакистан, перебралась в Турцию. Здесь они нашли опору в лице – «Абдулло Бухорий», который помог им переправиться в начале 2012 года в Сирию и присоединиться к вооруженной оппозиции.

Джурабаев, пересекая турецко-сирийскую границу, уже успел получить полномочия на использование боевиков ИДТ, которых он хорошо знал по Пакистану, в качестве костяка будущего джамаата.

Получив под свое начало несколько десятков опытных и умелых муджахедов ИДТ Джурабаев объявил о создании новой террористической группировки под названием «Катаиб Имам аль-Бухорий» а себя провозгласил амиром узбекского джамаата.

Удивительным все-таки человеком является Акмаль Джурабеков. Даже сложно сказать каким агентом спецслужб его можно назвать – двойным или тройным. Но так его карта легла, что является «намаганец» интересным саудитам, американцам, пакистанцам и туркам. Все заинтересованы в создании новой группировки, контроля за ней через лидера, тем более, что главные источники финансирования – специализированные фонды, питаемые из бездонной бочки Катара дают деньги за конкретный результат, в котором заинтересованы спецслужбы всех четырех стран.

Базируется группировка Джурабаева (получившего новый позывной — Хожи Юсуф), в лагере  сирийского городе Идлиб. Штаб объединенной сирийской оппозиции определил места боевых действий джамаата с правительственными войсками – район города  Алеппо.

Но не только в Алеппо действуют отряды джамаата Хожи Юсуфа. Иногда полевые командиры КИБ выполняют чьи-то специальные задания. Таким заданием, к примеру, был марш бросок нескольких групп муджахедов под командованием Хожи Юсуфа  конце мае 2014 года в курортный город Сирии – Кассаба, на побережье Средиземного моря. Город хорошо известен, в том числе и своей многочисленной армянской диаспорой.

Отношения между армянами и турками не сложились еще много лет назад, и их традиционно можно назвать, как минимум натянутыми. Но, то что совершили боевики КИБ в Кассабе можно назвать очередным геноцидом против армян этого города. Отморозки Хожи Юсуфа устроили резню касабских армян, так как уничтожали этот народ в начале прошлого века.

Сколько десятков армянских семей погибли в те страшные дни невозможно даже предположить, никто и не пытался посчитать жертв массовой казни. Мировое сообщество просто промолчало, ни одного документа ООН, осуждающего многочисленные убийства мирного населения в Сирии и Ираке, так и не появилось. Никто не хочет знать о заказчиках преступлений КИБ в сирийской Кассабе. Почему?

После наступления правительственных войск на районы, контролируемые оппозицией в районе города Алеппо, осеннью 2014 года джамаат понес серьезные потери в живой силе – более 40 боевиков были уничтожены, примерно столько же были тяжело ранены.

Раны нужно как то залечивать и Хожи Юсуф разрешил своим боевикам пересечь сирийско-турецкую границу в направлении  турецкого городка Пендик. Вблизи Пендлика, недалеко от границы находится мечеть «Бош жоъмий», в которой обучаются дети семейных боевиков джамаата. В этом местечке муджахеды встречаются со своими семьями, лечатся или просто отдыхают, набираются сил. Сюда прибывают завербованные в Пакистане и Афганистане рекруты, приявшие решение присоединиться к КИБ в Сирии. Для них мечеть «Бош жоъмий» — последний мирный пункт перед активными боевыми действиями в Сирии.

А в Стамбуле практически открыто действует филиал джамаата основной задачей которого является пополнение группировки новыми бойцами. Шефом филиала Джурабаев назначил выходца из Кашкадарьинской области (позывной «Солимжон»). Известно, что ему около 30 лет, что он предан своему хозяину, обладает хорошими связями, необходимыми для переброске новых рекрутов в базовый лагерь КИБ в Сирии. Солимжон имеет всё необходимое, для изготовления самых разнообразных документов, в льготном режиме получает визы и другие необходимые разрешения для выходцев из стран ВЦАР, желающих поучаствовать в боевых действиях на территории Сирии.

В стамбульском филиале КИБ Салмжону помгает боевик с позывным «Юсуф». Последний, отвечает за встречу рекрутов в аэропорту Стамбула, размещением на конспиративных квартирах, обеспечением обмундирования, медикаментами и, конечно же, финансовыми средствами на неотложные нужды первого этапа пребывания новобранцев в Сирии.

Прибывших в лагеря КИБ, рекрутов размещают в захваченных у местных жителей жилых домах или квартирах. Кстати, в целях конспирации и личной безопасности А.Джурабаев не встречается с вновь прибывшими муджахедами. Исключения все же делаются для боевиков, которые имеют богатых родственников, готовых жертвовать значительные денежные средства на нужды группировки. Такие боевики, быстро продвигаются по карьерной лестнице  – получают возможность возглавить небольшие отряды.

Новобранцы в специальном лагере (муаскаре) проходят краткие курсы специальной боевой подготовки и в течение первых 3 месяцев привлекаются в качестве охранников мест дислокации боевых подразделений джамаата и позже вводятся в действующие отряды, принимающие активное участие в боестолкновениях с правительственными сирийскими войсками.

Виктор Михайлов

Продолжение следует