Домой Работы Центра Будущее узбекских джамаатов в Сирии… (часть 4)

Будущее узбекских джамаатов в Сирии… (часть 4)

Хожи Юсуф – жесткий или скорее жестокий командир. Впрочем, в этом он мало чем отличается от лидеров других террористических группировок. В джамаате введены жесткие правила поведения – муджахедам запрещено пользоваться мобильными телефонами, интернетом, проводить какую либо фотосъемку чего бы то ни было. Боевикам категорически запрещено знакомится с местным населением, вступать в какие либо контакты с женщинами, участвовать в коммерческих сделках. Покидать территорию лагеря боевики могут лишь, в крайнем случае, и по разрешению полевых командиров КИБ.

Кроме того Хожи Юсуф настрого запретил всем муджахедам, включая полевых командиров, вести какие либо переговоры с членами других террористических группировок, включая ИГИЛ. Какие либо контакты с последними, караются особенно жестоко.

Но не все полевые командиры преданы своему лидеру. Разногласия и постоянные трения с Хожи Юсуфому боевиков возникают постоянно. Основные причины споры стары как мир – принцип распределения денежных средств, поступающих в кассу группировки.

Сегодня рядовые боевики джамаата в Сирии обеспечиваются жильем и питанием, а также ежемесячным денежным довольствием  — мужчинам выдают 150 долларов, женам боевиков 100 долларов и на детей выделяется по 30 долларов.

Причем жёны и дети некоторых наиболее опытных боевиков получили возможность жить в Турции в курортных районах на полном пансионе.

Факт того, что в «байтулмол» (общак) КИБ поступают серьезные денежные средства от многочисленных доноров (некоторые сочувствующие джамаату турецкие граждане жертвуют в кассу КИБ до 10 тыс. долл. ежемесячно) – совсем не является секретом для полевых командиров. Кроме того, всем известны многочисленные коммерческие предприятия в Турции и Сирии, контролируемые некоторыми лидерами джамаата. Передвигаются лидеры КИБ на дорогущих джипах, часто пересекают турецкую границу, где «отрываются» в злачных местах по полной программе. Скрыть такой образ жизни невозможно, поэтому неудивительно, что некоторые обделенные денежным «вниманием» полевые командиры со своими отрядами ищут более «хлебные» места, которые находят в соседнем ИГИЛе.

Бегство подчиненных в соседний ИГИЛ вызывает явное беспокойство Хожи Юсуфа из-за боязни потерять часть финансирования и собственный авторитет.

Ситуация с финансовым пополнением такова, что Хожи Юсуф использует приобретенный еще в Саудовской Аравии богатый личный опыт по добыванию денег на текущие нужды группировки. К примеру, весной прошлого года ему пришлось на целый месяц уехать в Стамбул, организовывать встречи со многими важными в финансовой и политической сферах людьми, пытаясь нащупать новые источники денежных средств для джамаата. Срок вынужденной командировки был настолько долгим, что Хожи Юсуф  решил взять с собой жену и троих детей в съемный дом в районе «Коя шахар».

Пополнение КИБ новыми рекрутами – одна из основных задач и головная боль вербовщиков Хожи Юсуфа. Естественная убыль муджахедов требует нестандартных подходов, к которым можно отнести договоренности об объединении усилий в таком специфическом деле как вербовка с «дружескими» джамаатами, базирующимися в Сирии.

На такие переговоры Хожи Юсуф выдал мандат своему советнику, имеющего позывной «Абу-Хижом» (о нем известно, что он гражданин Таджикистана из Согдийской области). Последний, используя свои личные связи, встретился в горном местечке близ сирийского города Алеппо с лидером группировки «Жаннат Ошиклари» (имеющего паспорт гражданина Кыргызстана), неким  «Абу-Салохом».

Предложение Абу-Хижома – совместная вербовка молодых рекрутов и обучение их в базовом лагере КИБ. Идея лидером Жаннат Ошиклари была поддержана, как и специальная программа противодействия вербовщиков ИГИЛА, которые перехватывают желающих из ВЦАР воевать на Ближнем Востоке. Договоренности были закреплены командировкой сына Абу-Хижома – опытного боевика «Абдул Хакима» для организации им углубленного изучения минно-взрывного дела в лагере Абу-Салохом.

Несмотря на предпринимаемые меры по поддержанию постоянного численного состава своих отрядов, боевики в Сирии стараются найти местечко «пожирнее». Кто бы, что не говорил, а воевать за идеи Ислама приятнее, когда в кармане звенит монета ненавистных американских кяфиров.  Хожи Юсуф, так же как и другие лидеры террористических группировок, очень болезненно воспринимает информацию о перемещении своих боевиков в другие бандформирования, грозит им уничтожением, распространяет ложные слухи об ИГИЛ, куда чаще всего перемещаются муджахеды, называя лидеров Халифата продажными «кяфирами».

Как бы в противовес влиянию ИГИЛа на Ближнем Востоке  Хожи Юсуф объявил своим духовным наставником  — «Муллу Омара», которому присягнул на верность.

Результат таких действий не замедлил себя сказаться. Один из лидеров ИГИЛ выпустил фетво, разрешающую уничтожить Хожи Юсуфа за дезинформацию о Халифате и требующую немедленное присоединение всех отрядов КИБ к боевым подразделениям ИГИЛ.

Вообще разговор о присоединении КИБ к армии ИГИЛ начал еще в июне 2014 года представитель узбекского джамаата  в составе ИГИЛ И. Абдумухтаров (по кличке «Хузайфа»). На встрече с лидерами КИБ он предложил объединить усилия в борьбе с сирийскими правительственными войсками под флагами ИГИЛ, но, неожиданно для себя встретил непонимание со стороны полевых командиров джамаата. Особенно объединению воспротивился Хожи Юсуф. Причины отказа о присоединении к отрядам ИГИЛ могли быть разными, но скорее всего среди главных — несоответствие  специальных задач, которые должны решать боевики КИБ с теми которые решает ИГИЛ.

По мнению некоторых экспертов группировки, аналогичные КИБ, в условиях постоянных боестолкновений между многочисленными и разрозненными отрядами сирийской оппозиции, как с правительственными войсками, так и между собой должны выполнить роль буфера на турецкой границе. А то, что опасность на границе с Турцией реальна — свидетельствует совершенные в октябре 2014 года нападения и захват боевиками ИГИЛ нескольких курдских населенных пунктов в сирийском городке Кабани, которые спровоцировали массовые беспорядки курдов в Стамбуле.

Курды прекрасно понимают – КТО в реальности стоит за поддержкой террористических группировок в Сирии и Ираке. Так, что совсем не удивительно, что в первую очередь, разъярённые курдские демонстранты атаковали кварталы, в которых проживают выходцы из стран ЦА, поддерживающие боевиков в соседней Сирии. О время инцидента двое членов террористической группировки, восстанавливающих свои силы в Стамбуле после боев в Сирии, были буквально растерзаны курдами. Еще один маленький штрих к взаимоотношениям между Хожи Юсуфом и финансовыми донорами. Поскольку КИБ открыто противостоит ИГИЛу, то некоторые курдские бизнесмены вносят в кассу группировки финансовые средства, пытаясь договориться о защите своих соплеменников в Сирии.

Так, что сегодня жизнь узбекской диаспорой в Турции не такая уже безоблачная, как в недавние времена. Особенно разгуливать по турецким городам с большим числом курдского населения выходцам из ЦА полиция не рекомендует.

В принципе турецких граждан, далеких от радикалистских противостояний на Ближнем Востоке понять можно. Так случилось, что в ноябре и декабре в Турцию 2014 года начали возвращаться боевики, воевавшие в рядах ИГИЛ. Среди причин дезертирства основной, бывшие боевики ИГИЛ называют несоответствие обещаний вербовщиков реалиям жизни на территориях Халифата.

В первую очередь в Турцию бегут боевики, обремененные семьями. Как, оказалось, воевать, имея в тылу жену с детьми не так уж комфортно. Финансовые ожидания тоже не исполняются, да и жизнь по нормам шариата отличается от той, которой учили рекрутов в многочисленных медресе. В общем, бегут боевики в Турцию и что с ними делать, местные власти не очень себе хорошо представляют.

К осени 2014 узбекские джамааты в Сирии и Ираке, перешли от обмена всевозможными угрозами и фетвами, к исполнению обещаний о наказании отступников. Так 27 октября 2014 года на территории Сирии по указанию Хожи Юсуфа был уничтожен один из главарей узбекской группировки в составе ИГИЛ Хузайфа.

Хожи Юсуф обещал покончить со своим земляком, создавшим собственный джамаат под крылышком ИГИЛ, в который активно перевербовывал муджахедов КИБ, сразу после провалившихся переговоров об объединении в июне прошлого года..

Тратить время и самое главное деньги, на собственную организацию подготовки боевиков, Хузайфа не хотел — для него легче было переманивать в свою группировку опытных муджахедов КИБ. Главным аргументом в такой своеобразной перевербовке, служил материальный стимул. Как оказалось, финансовые возможности спонсоров Хузайфы были выше, чем у  Хожи Юсуфа.

К уничтожению Хузайфа члены КИБ готовились тщательно и заблаговременно. За машиной с Хузайфа боевики КИБ следили долго, действовали уверенно и продуманно. Во время заправки топливом служащему бензоколонки удалось повредить тормозной шланг.   В результате машина с Хузайфа вместе с братом второй жены (кстати, они этнические узбеки из Кыргызстана)  и охранниками набрав огромную скорость, потеряв управление, многократно перевернулась — все находящиеся в машине пассажиры погибли.

Приведет ли эта акция возмездия к еще большему противостоянию между боевиками КИБ и узбеками в ИГИЛ? Будет ли расти влияние и роль узбекских джамаатов на Ближнем Востоке в контексте успешно развивающейся операции пакистанской армии против отрядов ИДТ, зажатых и обескровленных в труднодоступной горной местности Северного Вазиристана? Какова роль нынешних лидеров сети Хаккани и их влияние на будущее ИДТ?

Сумеют ли, остатки отрядов ИДТ вырваться из окружения, и присоединится к группировкам сирийской оппозиции? Как такие изменения могут повлиять на настроение и желание выходцев из ЦА, воюющих сегодня на Ближнем Востоке? Возможно ли, что остатки разбитых в Пакистане бандформирований будут перенаправлены на Север Афганистана, к которым подтянут закаленных в боях с сирийской армии боевиков из ЦА? Если да, то, какие цели им будут поставлены – поход на Север в ЦА или СУАР Китая?

Ответить на эти вопросы поможет понимание того, что сегодняшние муджахеды сильно отличаются от тех, кто стоял у истоков создания Исламского Движения Узбекистана и Союза Исламского Джихада. Тогда в конце 90-х у исламистов была хорошо мотивированная единственная и святая цель – создание исламского государства на территории ЦА. Ради этого они воевали и становились шахидами. В нынешнее время муджахеды, выходцы из ЦА, воюющие в Пакистане и на Ближнем Востоке – наемники, воюющие там, где больше заплатят.

 

Виктор Михайлов