Домой Работы Центра Статьи сотрудников Центра «Нурджилар — без права выхода из тьмы»

«Нурджилар — без права выхода из тьмы»

Неожиданно свалившаяся независимость на Кыргызстан позволила тюркоязычным беям Босфора почувствовать себя старшими братьями по отношению к юным демократам в молодой республике. Идеями пантюркизма вновь, впервые с начала прошлого века запахло в воздухе. У политических элит (экономические — еще просто не успели сложиться) Кыргызстана появилась возможность опробовать турецкую модель развития государства, благо, что языковая, культурная и религиозная близость народов как нельзя лучше способствовали этому.

Анкара, не могла не воспользоваться предоставившими возможностями влиять на Бишкек (благо Президент А.Атамбаев в отличии от предшественников оказался покладистым), и вместо того, что бы предложить взаимовыгодное сотрудничество, приступила к активной реализации уже давно подзабытой идеи пантюркизма.

В Кыргызстан ринулись турецкие эмиссары, начавшие приглашать одаренных молодых людей для учебы в свои религиозные заведения. Основной упор турецкой стороной делался на подготовку кадров, предназначенных стать проводниками пантюркистской идеологии и турецкого влияния в регионе.

Параллельно с пантюркистами в Кыргыстан приехали и сторонники, небезызвестного и вездесущего Фетхулла Гюлена, занимающего 13 место в списке 500 наиболее влиятельных мусульман современности(составлен Джорджтаунским университетом США и Королевским центром исламских исследований Иордании), организация которого известна в Турции как «Хизмет», а в странах СНГ «Нурджилар».

Отношение к «Нурджилар» Фетхуллы Гюлена в Турции было и остается явно неоднозначным, хотя сам Гюлен, как засвидетельствовано в печати, стал консультантом нынешнего премьер-министра Турции Реджепа Эрдогана на этапе формирования ныне правящей Партии справедливости и развития. Несмотря на широкую рекламу (и саморекламу) религиозной и культуртрегерской деятельности этой общины, на сообщения о встречах Гюлена с Римским Папой, Константинопольским Патриархом, известными зарубежными и турецкими политическими деятелями, публикуется немало материалов критического характера.

Еще в конце 1994 года левоцентристские круги, представители светской интеллигенции выступили против первых публичных контактов власти — тогдашнего премьера Тансу Чиллер — с этим исламистом, ранее действовавшим фактически нелегально. Многие газеты написали о беспрецедентном приеме Фетхуллы Гюлена премьер-министром в официальной резиденции правительства. По их мнению, такой шаг властей означал легализацию тарикатов (суфийских орденов) и различных общин, запрещенных кемалистами. В знак протеста у резиденции премьер-министра даже были возложены черные венки.

В настоящее время эта связь правящих турецких политиков с руководством «Хизмет» (или «Нурджилар») не слишком афишируется, хотя их благосклонность к учению Саида Нурси — богослова, создавшего в               1930-х годах организацию, существующую и поныне, признается открыто.

Яростный критик «Хизмет» — Неджип Хаблемитоглу писал в своей книге «Крот», посвященной тайной подрывной работе джамаата в некоторых государственных органах, прежде всего органах госбезопасности: «Этот джамаат не стремится поддержать в Турции только лишь религиозные чувства верующих… Ему нет равных в стране по своей организованности… Поскольку приверженцы джамаата Гюлена имеющиеся у них финансовые источники инвестируют в самые «умные», самые «ценные» сферы, в образование, то в сравнении с другими шариатскими структурами он представляет угрозу не только нынешнему положению нашей страны, но и ее будущему». «Фетхуллисты превратились в громадную организацию, которая благодаря своему капиталу как минимум в 25 миллиардов долларов и ежегодным оборотам на миллиарды долларов, поступлениям в виде благотворительности на сотни миллионов долларов способна купить почти каждого и почти все», — считает Хаблемитоглу.

Гюлену удавалось в своих проповедях сочетать богословские рассуждения с призывами к движению турецких предпринимателей и культуртрегеров в «степи Средней Азии», движению, которое он именует «священным потоком во имя ислама». Этот поток «предопределен судьбой», «пришла наша очередь выполнить свой долг», «вернуться на родину наших предков». Свои патетические призывы Гюлен сопровождает и прагматическими планами: «Наши предприниматели, наши промышленники, благодаря интеграции с Западом хорошо знакомые с внешним миром, наши коммерсанты, даже наши ремесленники, наши рабочие в пределах своих возможностей должны обязательно отправиться в Азию… В наши дни, когда насыщение внутреннего рынка достигло высшей точки, сейчас более чем когда- либо мы нуждаемся во внешних рынках, где мы найдем новые выходы и сможем конкурировать за рубежом. И вот теперь представляется редкий случай — Средняя Азия».

Чаще всего Гюлен говорит о необходимости проповеди и пропагандистской работы в Средней Азии, для чего «требуются армии и всадники просвещения»: «Например, если идет речь о покорении заново Азии, о ее возрождении, там сначала надо расстелить коврик для спасительной молитвы… В этих будущих переменах самый громкий и звонкий голос будет голос Ислама».

Поскольку «Нурджилар» в Кыргызстане, в отличие от других государств ЦА и России, не запрещена, то финансовые потоки в исламистское образование не иссекают уже два десятилетия. В этой стране уже выросло новое поколение граждан, воспитанное турецкими религиозными эмиссарами на идеях нурджистов. Инструментами воспитания основ радикального ислама являются многочисленные мечети, финансируемые местным филиалом «Нурджистов», а также подконтрольные СМИ, сети магазинов по продаже канцелярских товаров и книг, и многих других товаров, офисы турецких фирм, компаний, совместных предприятий.

Всего лишь несколько примеров свидетельствуют о спруте под именем «Нурджилар» раскинувшем свои щупальца по всей стране.

В Ферганской долине, городе Ош комфортно себя чувствует гражданин Турции Сердар Зайнур, который в своем магазине «Нур» по пятницам проводит традиционные для мусульман молитвы, для работников магазина и их близких родственников. Иностранец, называет себя имамом, активно проповедует идеи С.Нурси, раздает литературу «Нурджилар». А комфортно он себя чувствует потому, что в самых близких его друзьях мэр Оша А. Кадырбаев, которому, как оказалось, идеи нурджистов близки по духу и по вере.

Да и как не процветать, если сам Президент т.н. «независимого» Кыргызстана  А.Атамбаев активно занимается продвижением протурецской лини став «главной крышей» «Нурджилар». Хотя в Турции самой сейчас активно зачищают ряды чиновников от гулленовских ставленников, в Кыргызстане они уже очень далеко запустили свои щупальца. Учитывая слабую позицию официальной власти КР, смогут ли, а главное захотят ли они убрать «Нурджилар» из страны? Ведь А.Атамбаев и сам нет-нет да и обмолвится о своей религиозной жизни по гулленовски.

А вот пример представителя молодой поросли, воспитанной в радикальных традициях на факультете теологии при Ошском Государственном Университете (ОГУ) — Улугбека Каримжонова. Последний, прошедший еще и дополнительный курс обучения и в Стамбульском Университете в своем родном селе Жоош в Карамууйском районе Ошской области организовал курсы обучения турецкому языку. Но, не только турецкому языку учит молодых мусульман Каримжонов — на базе полученных знаний, специальной литературы проповедует идеи крайнего исламизма и радикализма.

Кстати, основателем и преподавателем теологического факультета ОГУ является гражданин Турции Эрдем Жамий. Эрдем не только основал теологический факультет ОГУ, но и мечеть, названную в его честь, а главным спонсором выступила турецкая религиозная организация «Туркие диянет вакфы». Еще один важный штрих к портрету турецкого «учителя» — активная пропаганда идей нурджистов среди преподавателей ОГУ, где  студенткам настойчиво рекомендуют носить «хиджабы».

Такая ситуации складывается во всех учебных заведениях организованных или спонсируемых турецким капиталом.

Взять хотя бы турецкий лицей «Себат», что в городе Джалалабад, где активно действует так называемое «Прогрессивное общественное объединение женщин «Мутакаллим», которое настаивает на ношении учащимися «хиджабов». Наверное, это не удивительно, когда преподаватель этого лицея Абдурашид Хусниддинов (сам он живет в селе Акман Базакурганского района) у себя на дому организовал школу по обучению идеям С. Нурси. Недостатка в радикальной литературе, деньгах Хусниддинов не ощущает. Сказываются связи, которыми обзавелся Хусниддинов еще, когда учился в Стамбульском Государственном Университете. Домашнюю школу по основам радикального ислама посещают в основном студенты факультета иностранных языков Джалалабадского государственного университета (ДЖАГУ), среди которых самыми активными являются — Болбаева Асанбая и Эралиева Нусрата. Активными не только потому, что хорошо учат Нурси, но и потому, что активно распространяют идеи нурджистов среди своих однокурсников.

Бизнесмены из Турции, тоже эффективный инструмент для атаки идеями радикального ислама на идеологически неокрепшую молодежь Кыргызстана. Примером могут служить турецкая «великолепная шестерка» и СП «Кугарт» по производству мрамора в микрорайоне Спутник, что в городе Джалалабад. «Капитан» шестерки Мустафа Эрдан из Бурсы со своей командой создали небольшую мечеть при предприятии и активно проводят идеологическую обработку сотрудников СП идеями Нурси. В качестве основного источника идей «нурджилар» Мустафа использует книгу их лидера Фетхулла Гулена «Чексыз нур» изданную на киргизком языке в бишкекском издательстве «Дилазык» в 2009. По информации Мустафы книга напечатана в Кыргызстане по разрешению ДУМК и экс-муфтий КР Мураталы Ажы Жуманов, который якобы рекомендовал это издания для повседневного чтения всем мусульманам республики.

Не остаются в стороне и заведения общепита, так менеджер одного из кафе расположенного в джалалабадском микрорайоне «Спутник» Ибрагим абы – тоже агитирует за «нурджилар» посетителей кафе, причем, по его мнению, достаточно успешно.

В этой связи возникает вполне резонный вопрос: известно ли спецслужбам о кипучей деятельности проповедников из Турции, на территории Кыргызстана? Конечно, известно. Но эта информация, традиционно «тонет» в водовороте иных проблем, как, например личное обогащение, что скорее норма для Кыргызстана, чем исключение.

Да и какие меры можно предпринять против тех к кому благосклонен сам Президент Кыргызстана А.Атамбаев. конечно при таком раскладе правительство оставляет без всякого внимания сложную религиозную обстановку в стране. Занятые своими меркантильными интересами, они не понимают, что теперь «цветных» революций не будет, страну ждет мягкая «бархатная» революция, и к власти придут те Кыргызстанцы, которых вырастили в своих школах, лицеях и ВУЗах последователи «нурджидар», и Кыргызстан станет бедной, скатившейся в средневековье страной или же «независимой» колонией Турции…

Виктор Михайлов