Домой Работы Центра Статьи сотрудников Центра Чему равны шансы борьбы с терроризмом в современном мире?

Чему равны шансы борьбы с терроризмом в современном мире?

В Вене, столице Австрии 25 мая завершила работу Конференция: «Предупреждение насильственного экстремизма и радикализации, ведущих к терроризму, и противодействие им».

Участники Конференции в течении трех дней рассказывали о своем опыте противодействию радикализации общества, особенно молодёжи. Интересно было послушать экспертов из стран участников ОБСЕ, которые рассказали, как можно бороться с экстремизмом, вербовкой рекрутов, реабилитации бывших боевиков и о многом другом, что в конце концов должно помочь в борьбе с терроризмом.

Свою работу Конференция начала на следующий день после резонансного теракта в Манчестере. Почти все участники Конференции, выступившие с докладами вспоминали погибших и выражали соболезнования делегации из Великобритании

Но на один вопрос, который все время возникает сразу после очередного террористического акта, ответа я так и не получил.

Чего же все-таки добиваются ДАИШевцы в Европе, с завидной регулярностью организуя или идеологически поддерживая, проводимые террористические атаки против мирного населения? Причем я имею ввиду не рядовых исполнителей, а идеологов Халифата, которые хорошо знают цели, которые перед собой поставили и задачи, которые им предстоит решать.

Понятно, что одной из целей идеологов ДАИШ — является расширение сфер влияния на новые территории, провозглашенного ими Халифата.

Для достижения этой цели, лидерам Халифата нужно решить главную задачу – постараться радикализовать как можно больше исламского населения, включая и в Европе.

Результатом такой ужасной, по своим результатам, деятельности является постепенно взращивая в европейском обществе ненависть к мусульманам. Что бы не вещали либерально настроенные политики о толерантности европейской модели демократии, антиисламские настроения в странах ЕС становятся все более популярными. Доказательством этого является рост популярности правых в Европейском Союзе, которые в той или иной мере использую антиисламскую риторику.

«Усилия», которые предпринимаются правительствами, специальными службами, институтами гражданского общества западного мира говорят о том, что террористические атаки в этих странах будут продолжаться, а вместе с ними будет расти несправедливая ненависть европейцев к мусульманам, к религии Ислам.

Чем чаще будут свершаться террористические акты, тем глубже будет ненависть к чужакам, ненависть которая разведет западное общество не только в социальном, но и в религиозном плане по разные стороны. Такая ситуация превратит мусульман, проживающих сегодня в Европе, в изгоев. Радикализовать изгоев уже совсем простая задача, которую эмиссары в Европе и так неплохо решают.

Что можно противопоставить такой стратегии лидеров ДАИШ?

Участники Конференции предлагают различные механизмы по профилактики радикализации общества, особенно молодежи, реабилитацию бывших боевиков или осужденных радикалов. Однако, многочисленные противоречия, которые сегодня существуют между странами в том числе участницами ОБСЕ, отсутствие единой программы противодействию терроризму и сотрудничества между спецслужбами, не внушают оптимизма в эффективной борьбы с радикализацией граждан, в первую очередь мусульманской общины Европы.

Это означает, что через какое-то время в Европе сложится ситуация, когда экстремисты смогут поставить под ружье целую армию изгоев. Где эта армия начнет джихад против неверных, на Ближнем Востоке или в самой Европе? Кто-то считает этот вопрос риторическим.

Рекомендации некоторых экспертов каким-то образом приостановить исход мусульман из зон боевых действий на Ближнем Востоке и Севере Африке выглядят утопическими. Ну кто сегодня из лидеров европейских государств согласится на то, чтобы тратить огромные финансовые средства на восстановление абсолютно разрушенных экономик Сирии, Ирака, Афганистана, Эфиопии, Йемена, Сомали, на создание приличных условий жизни для местных жителей из зон конфликтов, чтобы остановить поток беженцев в страны Европы?

Дальнейшие боевые действие (которые сегодня неизбежны) в этих регионах лишь увеличит радикализацию молодежи, вынужденную покидать родные места в поисках более безопасной жизни в Европе.

Не менее утопической выглядит предложение – социализировать и адаптировать беженцев к нормальной жизни в странах ЕС в соответствии с местными стандартами. И даже если такая адаптация и произойдет (что в высшей мере сомнительно), то нет никаких гарантий того, что представители второго поколения беженцев не станут войнами джихада и террористами в Европе, взрывающие мирное население, приютивших их стран. Реальные факты свидетельствуют о том, что большинство терактов в Европе совершали как раз члены семей переселенцев из Ближнего, Среднего Востока и Северной Африки, второго и третьего поколения.

Ещё более худшая ситуация с радикализацией мусульманского населения складывается в районах, где идёт зачистка мест, (например, Мосула), откуда выбиты террористические отряды ДАИШ. Зачистки территории с мирным населением (живших «под пятой» ДАИШ), освободители проводят в таком жестком режиме, что тотальная радикализация несчастных совершенно закономерна. Поэтому пополнение отрядов воинов Халифата рекрутами из этого региона естественно и будет продолжаться постоянно.

У погрузившегося во всю эту информацию возникает вопрос — и что же во всем этим делать?

Ответа от более, чем 500 экспертов из стран участников ОБСЕ я так и не услышал.

Виктор Михайлов