Домой Мир Терроризма. База данных Борьба с терроризмом Каково будущее афганского кризиса? Или в чем интрига стратегии Трампа по Афганистану

Каково будущее афганского кризиса? Или в чем интрига стратегии Трампа по Афганистану

Последние месяцы неопределенность президента США в отношении будущей стратегии в Афганистане, обусловленная декларировавшимся Трампом еще в предвыборной кампании скептическим отношением к этой войне, вызывала откровенное разочарование в американском Министерстве обороны, смятение в Кабуле и внутреннюю борьбу в администрации.

Однако отсутствие желания продолжать 16-летнюю войну, приведшую к гибели 2400 американцев и стоившую более 1 трлн долларов, в одночасье перевесили результаты встречи Дональда Трампа в середине июля с Майклом Сильвером, главой компании American Elements, которая специализируется на высокотехнологичном производстве металлов и химических веществ. Сильверу удалось изменить взгляды американского президента на военное присутствие США в Афганистане и доказать не только невероятную ценность богатств (среди которых медь, железо и редкоземельные металлы), скрытых под афганскими почвами, на сумму, возможно, превышающую 1 трлн долларов, но и то, что «эксплуатация обильных природных богатств страны может привести к невероятному экономическому росту США».

Окончательному принятию решения Трампом по новой стратегии в Афганистане способствовали и идеи, активно внедрявшиеся в последнее время Эриком Принсом, основателем скандально известной частной компании по безопасности Blackwater (сейчас называющейся Academi) через его сторонников в Белом доме о том, что решительное изменение хода войны может произойти после замены в Афганистане американских войск наемниками, которые должны взять на себя руководство миссией. План Принса предусматривает размещение 5500 наемников для работы непосредственно с афганскими силами — предложение, которое, по его утверждению, будет более дешевым и эффективным для США.

21 августа президент Трамп изложил пересмотренную концепцию американской войны в Афганистане. Трамп не стал вдаваться в детали своей политики и не рассказал, как в результате будет увеличена группировка американских войск в регионе. Однако, как отмечают члены конгресса со ссылкой на администрацию, в дополнение к тем 8500 американским военнослужащим, что находятся в регионе, туда уже в ближайшее время будет направлено еще около четырех тысяч человек.

Трамп подчеркнул, что не предоставляет Афганистану карт-бланш. «Америка будет работать с афганскими властями до тех пор, пока будем видеть отдачу и прогресс», — заявил он.

Трамп также обратился к властям Пакистана, заявив, что США не будут и дальше мириться с тем, что эта страна является убежищем для террористов. В открытой ультимативной форме он предупредил, что Исламабаду есть что терять, если он не будет сотрудничать с американцами. «Мы заплатили Пакистану миллиарды и миллиарды долларов — а они там укрывают тех самых террористов, с которыми мы боремся», — заявил Трамп.

Американские политики, СМИ, НАТО и крупнейшие игроки в регионе уже отреагировали на стратегию США в Афганистане и Центральной Азии, представленную президентом Дональдом Трампом.

Лидеры террористической группировки «Талибан» заявили, что не увидели в планах Америки ничего нового и пригрозили ее солдатам расправой. «Вместо того чтобы продолжать войну в Афганистане, американцам стоило бы подумать о выводе своих солдат из Афганистана», — заявил представитель талибов Забиулла Муджахид, передает Reuters.

Решение Трампа еще глубже погрузить страну в пучину самой долгой ее войны вместо того, чтобы выйти из нее, стало отражением существенного сдвига в его позиции по Афганистану после прихода к власти, — отмечает The Washington Post. Этим он продемонстрировал свою новую готовность взять на себя ответственность за длительный конфликт, который он издавна называл пустой тратой времени и ресурсов. Будучи кандидатом в президенты, Трамп осуждал действия США в Афганистане, называя их «полной катастрофой», и жаловался на то, что этот дорогостоящий конфликт в центре Азии отнимает огромные ресурсы в момент, когда у американских налогоплательщиков есть более насущные потребности.

Как отметило Foreign Policy, новыми военными действиями в Афганистане Трамп надеется возместить уже понесенные США убытки от войны в этой стране, особенно с учетом ставшей ему известной информации о значительных богатствах природных ресурсов этой страны, безусловно надеясь на достижение контроля над разработкой этих ископаемых после военной победы в этой стране.

План Трампа не обеспечит безоговорочной победы в Афганистане, подчеркивает New York Times.

США ожидает «бессрочная война» в Афганистане, американской «империи придет конец», заявил член Палаты представителей США Рон Пол. По его словам, чем больше США «будут вовлечены в происходящее», тем чаще страна будет подвергаться «атакам на свободу». Такая вовлеченность принесет «меньше мира» самим США.

Лидер британской Лейбористской партии Джереми Корбин уже призвал Британию выступить против стратегии США в Афганистане. Корбин считает, что «война в Афганистане провалилась», «после 16 лет кровопролития и разрушений «Талибан» остается непобедимым». Политика США привела к тому, что террористическая угроза только усилилась, заявил Корбин.

Несмотря на призывы президента США, Германия пока не собирается увеличивать свой военный контингент в Афганистане. Об этом 22 августа заявила министр обороны ФРГ Урсула фон дер Ляйен.

В любом случае предложенное Трампом продолжение войны в Афганистане будет и дальше сопровождаться гибелью американцев и поддерживающих их в Афганистане военнослужащих Европы, а также мирных жителей, обостряя афганский конфликт и усиливая антиамериканские настроения не только в регионе Центральной Азии.

Платов Владимир, эксперт по Ближнему Востоку

24.08.2017

Источник: ru.journal-neo.org

Война без сроков и победы: в чем интрига стратегии Трампа по Афганистану

Отказ от метода государственного строительства в Афганистане и обещание больше не «экспортировать» демократии за рубеж стали наиболее резонансными пунктами выступления американского президента Дональда Трампа, посвященного «афганской» стратегии. Глава Белого дома заявил, что контингент США будет вынужден остаться в Исламской Республике, однако ее мирное будущее, по уверению президента, целиком и полностью находится в руках афганцев. При этом Трамп не исключил договоренностей с «Талибаном» в отдаленной перспективе.

В начале своего спича Трамп сообщил, что пришел к трем выводам об основных интересах США в Афганистане. По его оценке, Америка должна стремиться к достойному и устойчивому результату своей политики в Исламской Республике. Быстрый вывод военного контингента вызовет непредсказуемые последствия, уверил Трамп. «Торопливый уход создаст вакуум для террористов, включая «Исламское государство» и «Аль-Каиду», который быстро заполнится так же, как и до 11 сентября. Как мы знаем, в 2011 году Америка поспешно и ошибочно вышла из Ирака. В результате завоеванные нами надежды оказались в руках террористов. Наши военные смотрели, как города, за освобождение которых они сражались и проливали кровь, были захвачены». В Афганистане США не могут повторить таких ошибок, заключил Трамп.

Угроза безопасности выходит далеко за пределы Афганистана, убежден президента США. «Сегодня в Афганистане и в Пакистане действуют двадцать признанных в Соединенных Штатах террористических группировок, — заявил глава Белого дома. – Это высочайшая концентрация в регионе и в мире. Пакистан часто предоставляет убежище посланникам хаоса, насилия и террора». По мнению Трампа, угроза для региона велика еще и оттого, что Пакистан и Индия обладают ядерным оружием, и их отношения несут в себе потенциал конфликта. «Мы больше не можем молчать о пакистанских убежищах для террористических организаций, представляющих угрозу для региона и для тех стран, которые находятся за его пределами», – сообщил Трамп. Он пообещал, что пакистанской стороне предстоит выбрать – получить выгоду от сотрудничества с Америкой в вопросе сохранения безопасности или проиграть, продолжив прежнюю политику.

Стержневой составляющей новой американской стратегии станет отказ от ограничения военной миссии по срокам. «Я неоднократно говорил, насколько контрпродуктивно то, что США заранее объявляют даты, – напомнил американский президент. – Мы не будем говорить о численности войск или о наших планах по дальнейшей военной деятельности. Ситуация на земле, а не произвольные расписания, будет определять нашу стратегию с этого момента. Враги Америки никогда не должны знать о ее планах». При этом глава Белого дома заявил: другим основополагающим элементом новой стратегии станет слияние различных инструментов власти — дипломатических, экономических и военных. «Когда-нибудь, после эффективных военных усилий, вероятно, будет возможно политическое урегулирование, которое включает в себя элементы «Талибана» в Афганистане. Но никто не знает, когда это произойдет», – заявил Трамп

Соединенные Штаты не намерены отказываться от помощи афганскому правительству, в то же время уверил американский лидер. «Но в конечном счете, народ Афганистана должен взять на себя ответственность за свое будущее, за управление своим обществом и за достижение мира, – отметил Трамп. – Мы являемся партнером и другом, но мы не будем диктовать афганскому народу, как жить и как управлять своим собственным сложным обществом». Глава Белого дома пообещал больше не использовать военную силу для «экспорта» демократических ценностей в другие страны или переформатирование других государств по американскому образу и подобию. «Эти дни уже прошли, – уверил Трамп. – Вместо этого мы будем работать с нашими союзниками и партнерами для защиты наших общих интересов».

Разъясняя выступление американского президента, госсекретарь Рекс Тиллерсон дал понять, что в ходе афганской кампании могут быть применены различные военные меры. «Я не буду комментировать, что туда могло бы входить, – заявил глава Госдепа, отвечая на вопрос журналистов о том, включает ли план Трампа гипотетические удары по территории Пакистана. – Однако президент дал ясно понять: мы будем защищать американские войска. Мы будем атаковать террористов, где бы они ни находились. Мы предупредили людей: если вы укрываете и предоставляете укрытие террористам, будьте осторожны. Будьте аккуратны. Мы будем взаимодействовать с теми, кто обеспечивает убежища, мы попросим их перестать делать то, что они делают, и помочь нам. Потому что, на мой взгляд, лучшим благодетелем, помимо самого афганского народа, для достижения стабильности и мира в Афганистане, является народ Пакистана».

«Президент США обратился к нации по поводу Афганистана в терминах, которые были определенно его собственными, но с основным сигналом, идущим в мейнстриме американской политики национальной безопасности, – заявил порталу «Афганистан.Ру» старший научный сотрудник RAND Джеймс Доббинс, занимавший с 2013 по 2014 гг. пост спецпредставителя США по Афганистану и Пакистану. – Такое заявление могла бы сделать и Хиллари Клинтон, если бы прошлогодние выборы прошли по-другому. Президент говорил о выигрыше и предложил «план победы». Но победа была определена как отсутствие поражения, то есть как препятствование «Талибану» в достижении победы. Еще президент настоял на том, что его администрация не будет участвовать в государственном строительстве, но в то же время пообещал, что США продолжат обеспечивать военную и экономическую помощь афганскому правительству. Обама тоже отвергал государственное строительство, но не на практике».

Афганская стратегия Трампа отличается от стратегии его предшественника в нескольких ключевых аспектах, отмечает аналитик. «Во-первых, он сказал, что американские обязательства в Афганистане будут обусловлены ситуацией, нежели сроками, – указал Доббинс. – Это именно то место, где остановился Обама, правда, после долгого повторения «дедлайнов» по выведению войск. Трамп определил эти условия как уничтожение ИГ, разгром «Аль-Каиды» и предотвращение победы «Талибана». Последнее значительно превышало то, под чем готов был подписаться Обама. В действительности, в 2014 году он объявил конец американских операций и вычеркнул «Талибан» из будущих целей. Трамп также занял более жесткую линию по отношению к Пакистану и пригрозил сильнее привлечь Индию для того, чтобы уравновесить пагубное пакистанское влияние. Приведет это к тому, что Пакистан отстранится, или к тому, что он удвоит свою поддержку талибам, будет видно, однако жесткая президентская линия отражает долгое разочарование в американском разведывательном сообществе по поводу поведения Пакистана».

Эксперт указывает на то, что американский президент не упомянул в своем заявлении важных региональных акторов – Россию, Китай и Иран. Впрочем, на вопрос, направлена ли «афганская» стратегия Трампа против КНР, Доббинс ответил отрицательно.

В российской экспертной среде смотрят на озвученную стратегию США критически. «Отношение к ней скептическое, – заявил заведующий Центром научно-аналитической информации Института востоковедения РАН Николай Плотников. – Это намерение решать все только силой. Там нет никаких посылов, возможностей для диалога и для поиска мирных путей решения афганской проблемы». Аналитик выразил убеждение, что вооруженный конфликт можно разрешить только путем переговоров, условия для которых может обеспечить мировое сообщество.

Игорь Субботин

24.08.2017

Источник: afghanistan.ru

Россия видит вызовы в афганской стратегии Трампа

Присутствие иностранных войск – главный фактор подпитки международного терроризма в Афганистане, заявил порталу «Афганистан.Ру» спецпредставитель президента России по Исламской Республике Замир Кабулов, комментируя один из пунктов анонсированной американским президентом Дональдом Трампом «афганской» стратегии. В Совете Федерации разделяют такое же мнение и указывают на то, что террористические структуры работают в интересах США.

В разговоре с «Афганистан.Ру» Кабулов пояснил, какова реальная причина того, что Трамп в своем заявлении допустил включение «Талибана» в послевоенную архитектуру страны. «Это заявление, скорее всего, сделано из-за неуверенности в способности США победить талибов на поле боя, и в этом случае с ними придется договариваться», – заявил спецпредставитель президента РФ. Впрочем, по мнению Кабулова, громкое обещание Трампа не использовать в дальнейшем военную силу для строительства демократии в зарубежных странах звучит конструктивно. «Хотелось бы верить, что так оно и будет, хотя серьезные сомнения сохраняются», – заявил представитель российского президента. Что же касается пункта американской стратегии о необходимости давления на Пакистан, то Кабулов полагает: «Пакистан — ключевой региональный игрок, с которым надо договариваться. Силовое давление может серьезно дестабилизировать общерегиональную обстановку с негативными последствиями и для Афганистана».

Первый зампред комитета Совета Федерации по обороне Франц Клинцевич назвал объявленную Трампом стратегию «полной профанацией». «То, что сегодня, к сожалению, говорит президент такой великой страны, как США, не имеет ничего общего с реальными событиями и с действиями, которые проводят государственные структуры Соединенных Штатов, – заявил сенатор. – Все, что связано с террористическими организациями, такими как «Талибан», «Аль-Каида», ИГИЛ  – это производные от деятельности американских спецслужб. Они этот инструмент создали, они его заточили и они им пользуются. Наступил период, когда «Талибан» вышел из подчинения, затем вышла из подчинения «Аль-Каида». Сегодня наиболее эффективно «работает» ИГИЛ. Он нужен американцам в Афганистане для того, чтобы потом «работать» по нашей бывшей советской Средней Азии». Сенатор напомнил, что уход из Афганистана был необходимым для экс-президента США Барака Обамы политическим жестом. «Но новый президент под давлением оборонно-промышленного и разведывательного комплекса изменил свои речи, – отметил Клинцевич. – Как обычно, это бывает у американцев: куда они зашли, они оттуда никогда не выходят. Ничего общего с борьбой с терроризмом, то, что делают американцы, нет. Терроризм – это их детище. И они создавали его не для того, чтобы с ним бороться». Сенатор полагает, что «Исламское государство» при поддержке США будет до последнего бороться с «Талибаном». «А дальше начнется экспансия на соседние страны, – уверен Клинцевич. – Американцы сегодня там находятся и будут находиться для того, чтобы контролировать регион, чтобы иметь влияние на бывшую советскую Среднюю Азию и иметь возможности проводить специальные мероприятия в формате Китай-Индия-Пакистан».

Отметим, в свою очередь, что трамповская стратегия, которая сводится к сохранению воинского контингента на территории Исламской Республики, вызвала одобрение у официального Кабула. «Я благодарен президенту Трампу и американскому народу за подтверждение той поддержки, которая оказывается нашим усилиям по достижению самодостаточности и нашей совместной борьбе по избавлению региона от террористической угрозы, – заявил президент Афганистана Ашраф Гани. – Новая стратегия повышает способности миссии «Решительная поддержка». Особое внимание будет уделено укреплению авиации Афганистана, удвоению численности афганских специальных сил и расширению возможностей НАТО по подготовке, консультированию и оказанию помощи афганским силам безопасности». Глава исполнительной власти Исламской Республики Абдулла Абдулла, в свою очередь, также поприветствовал решение Белого дома, однако заметил, что стратегия США – это не приглашение к миру, а шанс укрепить мирный процесс.

Власти Индии заявили, что разделяют цели и опасения, которые были озвучены президентом США. «Мы приветствуем решение президента Трампа активизировать усилия, направленные на преодоление вызовов, перед которыми стоит Афганистан, и решение вопросов, касающихся предоставления убежища террористам и других форм поддержки из-за рубежа», – говорится в заявлении внешнеполитического ведомства Индии.

Однако заявление Трампа по Афганистану подверглось критике со стороны Китая. Пекин оказался недоволен жесткими ремарками главы Белого дома в отношении Пакистана, который, по его оценке, укрывает и поощряет террористов, действующих в Афганистане. Официальный представитель китайского министерства иностранных дел Хуа Чуньин парировала тем, что Пакистан, по ее мнению, находится на передовой с терроризмом и сделал «большие жертвы» в борьбе с боевиками.

Игорь Субботин

23.08.2017

Источник: afghanistan.ru

Новый курс Трампа: На пороге украинско-афганской войны?

В ходе 25-минутного обращения к нации на военной базе Форт-Майер в Арлингтоне президент США Дональд Трамп презентовал новую стратегию в Афганистане: вместо окончательного вывода войск — их наращивание и «война до победного конца».

В некотором смысле Трампа понять можно. К концу 2010 года 44-й президент США Барак Обама довел численность контингента США в Афганистане до 90 тыс., плюс еще 45 тыс. союзников по НАТО. Однако убедившись в неминуемости поражения, лауреат Нобелевской премии мира заявил о выводе войск, сначала к концу 2014 года, затем — 2015-го, и наконец — 2016-го. За эти годы Обама сократил контингенты ровно в 10 раз, но оставил доделать дело (и получить лавры лузера) своему преемнику, будь то демократ или республиканец.

Сенсационно прозвучала в Форт-Майере едва прикрытая угроза Трампа в адрес Кабула. Война, которая сегодня декларируется как поддержка «демократического» правительства Афганистана (нынешний этап операции НАТО так и называется: «Решительная поддержка»), может превратиться в войну, где Кабул будет рассматриваться как пособник террористов или близко к тому. «Америка будет сотрудничать с правительством Афганистана, пока мы видим его нацеленность и прогресс», — недвусмысленно заявил Трамп.

В общем, по словам Трампа, США больше не будут заниматься «созданием нации» (строительством афганского государства), а «будут убивать террористов». Недавний прогноз EADailyАмерику вылечит новый Вьетнам: Корея и другие кандидаты») подтверждается: Афганистан — один из наиболее вероятных кандидатов.

Довольно театрально прозвучало и заявление Трампа о том, что США прекратят сообщать о численности сил, занятых в операции, и о своих военных планах вообще. Притом что накануне дружественный президенту телеканал Fox News «слил» информацию, что Трамп подписал указ об увеличении контингента США в Афганистане на 4 тыс. человек.

Что же касается секретности «военных планов вообще», то здесь сразу вслед за Трампом разговорился сам глава Пентагона Джеймс Мэттис (позывной «Бешеный пёс»). «Я проведу консультации с генеральным секретарем НАТО и нашими союзниками, часть которых тоже готова увеличивать численность военных», — рассказал суровый генерал. Но кто эти союзники? Канцлер ФРГ Ангела Меркель после встречи с Трампом раздраженно бросила, что теперь Европе придется рассчитывать только на себя. Неужели в угоду Трампу она отправит в Афганистан еще хотя бы одну роту?

Отметим однако, что последнее время даже ответственные политики склонны употреблять термин «союзник» без детализации — вместо, например, «союзник по НАТО», «союзник по двустороннему оборонительному договору» или «основной союзник вне НАТО». Последний термин означает «союзничество без обязательств» («приоритетность развития отношений» и т. д. и т. п.), но для некоторых стран эта «погремушка» очень притягательна. Сказанное, конечно, не относится к Японии, Южной Корее или Австралии, которых, помимо статуса «основного союзника», связывают с США двусторонние военные соглашения.

Законопроект о предоставлении Грузии, Молдавии и Украине статуса «основного союзника» пылится в Конгрессе США с 2014 года, но и без того Тбилиси исправно и с самого начала участвовал в операциях в Афганистане и Ираке, уже похоронив десятки своих солдат. Помощь США «просто союзнику» в 2008 году выразилась в том, что вечером 10 августа, через полтора часа после фактической капитуляции агрессора — заявления об одностороннем прекращении огня и отводе войск из зоны конфликта, в аэропорт Тбилиси из Ирака прибыл первый борт с бойцами 1-й пехотной бригады. Кстати, статус «основного союзника» имеет Афганистан, получивший отлуп от Трампа.

Но, повторим, статус «основного союзника» для некоторых стран очень притягателен. И что-то подсказывает, что «союзник», который готов отправить в Афганистан хоть 10, хоть 100 тысяч солдат, это Украина, куда глава Пентагона и прибывает на день празднования годовщины незалежности. Ну не для того же он едет в Киев, чтобы полюбоваться металлоломом на параде и послужить фоном для украинского главнокомандующего.

В свете обращения Трампа можно предположить, что Мэттис едет за пушечным мясом. Одного украинского полувзвода, как было в 2010-м, для присвоения статуса «основного союзника», маловато. И если украинский контингент действительно будет направлен в Афганистан, то не в уютную хазарейскую провинцию Бамиан, а к талибам в Гильменд или к игиловцам в Нангархар. Взамен же Конгресс стряхнет пыль с упомянутого выше законопроекта.

Правда, небольшой пассаж из обращения Трампа не только всё запутывает, но просто опрокидывает смысл послания. Это уже неприкрытые угрозы и оскорбления в адрес еще одного «основного союзника» — Пакистана. Президент США обвинил Исламабад в том, что тот предоставляет «безопасные гавани террористическим организациям» (в почти не контролируемой Исламабадом «Зоне племен» на границе с Афганистаном). «Мы платим Пакистану миллиарды и миллиарды долларов, тогда как они дают приют террористам, с которыми мы сражаемся», — заявил Трамп.

Вопрос в том, по каким коридорам США собираются осуществлять транзит в Афганистан войск и военных грузов? Известный «географический кретинизм» простителен простым американцам, но не президенту и его команде.

Транзит через Иран и Китай исключен. Пакистан будет исключен: трудно представить, что Исламабад оставит выпады Трампа (этот был не первым) без ответа. Военная, политическая и экономическая элита Пакистана почти все годы своей истории была абсолютно проамериканской и прозападной. Наверное, Исламабад постарается оттянуть разрыв, но у него теперь есть восточная альтернатива, а требование Вашингтона выбрать между ним и Пекином, учитывая быстрое, в том числе военно-стратегическое сближение США и Индии, означает также капитуляцию перед Индией в вопросе Кашмира.

Впрочем, досталось на орехи и противнику Пакистана — Индии. От нее президент США потребовал «помочь с Афганистаном», заявив, что от торговли в США Индия тоже «получает миллиарды долларов». Что бизнесмен Трамп понимает под словом «торговля» — подарки со стороны одного государства другому или взаимовыгодный обмен — не совсем понятно, но у Дели есть серьезный повод задуматься над границами «безопасного сотрудничества» с США.

Туркмения обеими руками держится за свой нейтралитет: на одно только обсуждение Ашхабадом и НАТО в 2002 году возможности предоставить коалиции аэродромы или хотя бы открыть воздушное пространство талибы ответили прогулкой на джипах на глубину до 80 — 100 км, показав, что армии у этой страны нет, и продемонстрировав возможные последствия.

У Узбекистана армия есть, но в приоритетах Ташкента также нейтралитет и, по возможности, устранение раздражителей в отношениях с соседями: то, как легко Запад переходит от любви к ненависти, бездумно хватаясь за любую возможность надавить и раздавить, здесь поняли после андижанских событий 2005 года. А ведь всего за пару лет до этого Вашингтон и Ташкент заключили соглашение о переоснащении армии Узбекистана по стандартам НАТО и даже о создании производственной базы для выпуска и обслуживания соответствующих вооружений. Но увидев перспективу «лучшего» Запад вмиг отказался от «хорошего».

Остается транзит через территорию России и ее союзников по ОДКБ Казахстана, Киргизии и Таджикистана, действовавший в 2009-2015 годах. И что, транзит украинских войск тоже? Если, конечно, мы не ошиблись с догадкой о тематике переговоров Мэттиса в Киеве. Но от этого и оттолкнемся во второй части — от событий к выводам.

Первая версия — конспирологическая. Её просто обязаны раскрутить те американские СМИ, которые считают, что любой шаг Трампа — на пользу России. Здесь настоящий Клондайк.

Воодушевив Америку на новую, теперь победоносную, войну в Афганистане (Конгресс уже рукоплещет) и одновременно спровоцировав разрыв с Пакистаном на прекращение «Южного транзита», Трамп загонит Конгресс в ловушку: придется возвращаться к «Северному транзиту», а значит, искать взаимопонимания с Россией. Кроме того, ввод дополнительного 4-тысячного контингента США в Афганистан как раз в середине следующего месяца отвлечет внимание от ввода российского контингента в Белоруссию в ходе учений «Запад-2017». Можно порассуждать и о том, что вслед за утилизацией майданных неонацистов в Донбассе начнется утилизация ВСУ в Афганистане.

Вторая версияпрямо противоположная. ИГИЛ сыплется, часть боевиков пытается легализоваться в лагерях беженцев в дружественных США Саудии и Иордании. Тысячи джихадистов также под видом беженцев уже осели в Европе. Еще большую опасность представляют террористы — выходцы из Европы. Согласно отчету экспертной группы ЕС, в 2011-2016 годах ряды ИГИЛ в Сирии и Ираке пополнили около 5 тыс. граждан Франции, Германии, Бельгии, Британии, скандинавских стран. Ожидается, что в общей сложности вернутся и присоединятся к спящим ячейкам террористов до 3 тыс. из них.

Поэтому велико искушение канализировать поток террористов ИГИЛ куда-нибудь подальше от союзников и друзей США. Не по доброте душевной, а потому, что здесь они представляют угрозу и для интересов США. Канализировать в сторону Афганистана, где, есть надежда столкнуть их с Талибаном. После чего забыть об обещании «воевать до победного конца» и вывести контингент. Ну как тут не представить украинских «киборгов», прикрывающих эвакуацию натовских «побратимов»?

Эксперты по Афганистану сомневаются в том, что талибы и игиловцы будут готовы послушно выполнить такой план. В то время, когда «старый» Талибан муллы Ахтара Мансура («Кветтская группировка») или Исламская партия Афганистана Гульбеддина Хекматияра националистичны и не строят планов экспансии за пределы своей страны, другая часть талибов (например, «бригады Хаккани») уже сотрудничает с афганским ИГ, а часть выжидает или не задается этим вопросом до взятия Кабула.

Если талибы и получившие подкрепление игиловцы вовсе не станут истреблять друг друга, а сразу найдут форму сосуществования — тоже неплохо: появляется очаг постоянной угрозы Ирану, центральноазиатским государствам бывшего СССР, России и китайскому Синьцзяну.

Важно! В том и в другом случае (схлестнутся ИГ и Талибан или найдут общий язык) не составит особого труда спровоцировать конфликт с Россией и обвинить ее в блокировании «Северного транзита». Что оправдает вынужденный уход США из Афганистана чужим «предательством». Двухходовка, древняя как мир. План кажется просто беспроигрышным. Остается сделать так, чтобы Россия «увидела шах» и согласилась на открытие «Северного транзита».

Третья версия, на наш взгляд, наиболее вероятна. В администрации Трампа решили, что угрозы в адрес Северной Кореи возымели действие: Ким Чен Ын пообещал «посмотреть на поведение США» и пока не атаковать Гуам. Почему бы ни повторить фокус в Афганистане? Отсюда угрозы в адрес всех и вся: талибов, Аль-Каиды, ИГ, Кабула, Исламабада, Дели.

Интересно, что угрозы в адрес России на этот раз прозвучали косвенно, только после обращения Трампа и из уст госсекретаря Рекса Тиллерсона, который в очередной раз заподозрил Москву в поставках оружия Талибану. Эти обвинения Кремль неоднократно опровергал, сообщая при этом, что контакты с талибами имеют место, но исключительно с целью склонить их к переговорам с Кабулом и отказу от сотрудничества с ИГ и Аль-Каидой.

Кстати, Талибан был признан террористической организацией ООН, Евросоюзом, Россией, но не… США. Отсюда бесспорно изящная фраза в обращении Трампа: «Самая ужасная террористическая атака в нашей истории, 11 сентября, была спланирована и управлялась из Афганистана, поскольку эта страна управлялась правительством, которое предоставляло убежище террористам».

И наконец, в том же заявлении Тиллерсона после речи Трампа, после того, как США пригрозили всеми карами плохим парням и призвали хороших парней выполнить грязную работу, госсекретарь заявил: «Мы готовы поддержать переговоры о мире между афганским правительством и движением «Талибан» без каких-либо предварительных условий. Мы ожидаем, что международное сообщество, в первую очередь соседи Афганистана, присоединится к нам в поддержке этого мирного процесса».

То есть весь «шок и трепет» был задуман ради банального перехвата инициативы в ведении мирных переговоров. Бога ради, не жалко. Расстраивает только то, что на Востоке угрозы и оскорбления лишают сторону, прибегающую к ним, статуса достойного партнера по переговорам. Это «женщина» (без сексизма с нашей стороны!), «капризный ребенок», «дурачок», «бешеный пёс», наконец, но не тот, с кем можно о чем-то договориться.

Уже на следующий день после выступления президента США официальный представитель Талибана сообщил агентству France Presse, что не увидел в послании «ничего нового» и «ясности» вообще, а один из командиров группировки добавил, что в отношении Афганистана Трамп только «увековечивает надменное поведение предыдущих американских президентов, начиная с Джорджа Буша-младшего». США ждут саботаж со стороны союзников по НАТО и сопротивление разной степени со стороны остальных действующих сил.

США могут грозить в разных направлениях, но они в состоянии вести только одну полномасштабную войну. Значит, в случае продолжения прежней политики, они, начав настоящую войну на одном театре, немедленно получат ответ на всех остальных.

Иногда складывается впечатление, что единственная страна, которая готова «нянчиться» с Соединенными Штатами и ее президентами, это… Россия. Которая с ужасом наблюдала, как «западный альянс умудрился полностью скопировать все ошибки СССР 1979-1989 годов». И добавил свои.

Казалось, что легкая ремиссия наступила в 2011 году, когда вице-президент США Джозеф Байден признал: «Сам по себе Талибан нам не враг. Это важно. Президент (Барак Обама) никогда не заявлял, что Талибан угрожает нашим интересам». Увы, тут же добавив: «Проблемы начнутся, если это движение будет представлять угрозу для правительства, которое помогает нам бороться с плохими парнями».

Насквозь коррумпированное правительство тогдашнего президента Афганистана Хамида Карзая такое условие Байдена горячо поддержало. Российская же дипломатия пыталась убедить тогда еще партнера, что продолжение прежней политики приведет к радикализации населения и в конечном счете к поражению США.

В своем обращении к нации президент Трамп признал, что правительство Афганистана «бороться с плохими парнями» американцам не помогает. Так ради чего ведется война с Талибаном сегодня? Да, уничтожения статуй Будды в Бамиане мир им никогда не простит. Запрета музыки, шахмат и образования для женщин — тоже. Война теперь из-за этого? Или для мира будет безопаснее не толкать талибов на союз с джихадистами, а дать им создать свое национальное изоляционистское государство?

14 августа в интервью «Известиям» спецпредставитель президента РФ по Афганистану, директор Второго Департамента стран Азии МИД РФ Замир Кабулов заявил, что в сложившихся условиях вывод войск коалиции из Афганистана стал бы лучшим решением. «Поскольку армия США ничего толком не может сделать, пусть уходят из Афганистана. Американская кампания в Афганистане провалилась … Ситуация может обрушиться. Нам нужно думать о себе. Нынешнее состояние может привести к большому кризису, что, разумеется, не нужно России. Афганистан может стать мировым инкубатором международного терроризма. Он, по сути, частично уже таковым является», — сказал Кабулов.

О том же он говорил в январе этого года в интервью «Интерфаксу», подчеркнув, что Трамп «унаследовал катастрофическое положение от ушедшей администрации, и это большая головная боль для него… Такие безумные деньги потрачены США в Афганистане, что у него, наверное, много вопросов к тем людям, которые проводили такую политику».

Оказалось, что у Трампа вопросов больше нет. Талибан, как возможный союзник против джихадистов, Соединенным Штатам не нужен. Нужна война сама по себе и военные расходы бюджета, т. е. доходы корпораций ВПК. Плюс бонус в виде угроз соседям Афганистана.

Это неприемлемо. Об этом Россия и предупреждает США практически официально, через интервью, напомним, действующего и высокопоставленного дипломата МИД РФ. Предупреждает о законных ответах и естественных последствиях такой политики.

Альберт Акопян (Урумов)

Источник: eadaily.com