Домой Работы Центра Борьба с коррупцией в Узбекистане и её оценка Transparency International. Кто прав?

Борьба с коррупцией в Узбекистане и её оценка Transparency International. Кто прав?

 

Писать о том, насколько коррупция мешает Узбекистану двигаться по пути реформ – задача слишком банальная. Но вот рассказывать о том, как новое руководство страны старается реально бороться с этим позорным явлением, просто необходимо – много и часто, добиваясь уверенности в том, что успехи в этой борьбе — необратимы.

И здесь у нас слабое звено. К глубокому сожалению о резонансных коррупционных делах журналисты местных СМИ, как в прочем, и обычные граждане, узнают из зарубежных источников. Кто, из каких органов и почему сливает информацию о знаковых спецоперациях по противодействию коррупции в Узбекистане за рубеж? Это совершенно порочная практика, порождающая недоверие и к органам власти, в её способность решительно покончить с коррупцией.

А ведь доверие народа власти – основа цивилизованного государства. Сколько угодно можно призывать инвесторов вкладывать свои деньги в экономику Узбекистана, но пока к власти не выработается стойкое и обоснованной доверие, ни о каких продвинутых экономических реформах и мечтать не нельзя.

В свою очередь складывающее недоверие в способности власти эффективно противостоять коррупции, не может не сказаться и на оценках в противодействии этому злу международными рейтинговыми агентствами.

Например, международная неправительственная организация Transparency International констатировала рост коррупции в мире – в рейтинге «The Corruption Perceptions Index» (Индекс восприятия коррупции). Узбекистан в этом рейтинге из 180 стран занял 158-е место.

По оценкам Transparency International Республика Узбекистан за год фактически не изменила свое положение в Индексе восприятия коррупции. Так в 2017 году Узбекистан набрал 26 баллов из 100 возможных, а в 2018 году
27 баллов. При этом, согласно исследованию, наша страна опустилась на 158-е место рейтинга с 157-го. Это произошло потому, что в 2018 году такие страны, как Таджикистан и Эритрея повысили свои позиции в рейтинге и поднялись на строчки выше Узбекистана.

Отмечу, что «The Corruption Perceptions Index» – это глобальное исследование и сопровождает его рейтинг стран мира по показателю распространённости коррупции в государственном секторе. Рассчитывается индекс по методике уже упомянутой Transparency International, основанной на комбинации общедоступных статистических данных и результатов глобального опроса.

Давайте разберемся что означает «комбинация общедоступных статистических данных и результаты глобального опроса».

Ориентацию на экспертные опросы инициаторы проекта объясняют тем, что при измерении коррупции статистические данные, например, число уголовных дел или судебных приговоров по фактам коррупции, как правило, «не работают».

Эти данные, во-первых, не всегда доступны, а во-вторых, отражают не столько реальный уровень коррупции, сколько эффективность работы правоохранительных органов по выявлению и пресечению фактов коррупции.

В такой ситуации, считает Transparency International, нет смысла измерять уровень коррупции как таковой, а степень ее восприятия предпринимателями (которые непосредственно сталкиваются с этим явлением), экспертами (профессионально занимается её изучением) аналитиками (по оценке коммерческих рисков) и специалистами из различных международных организаций.

Совершенно естественно, что страны, получившие неудовлетворительные оценки в рейтинге, часто обвиняют составителей доклада в предвзятости.

Основные претензии предъявляются к методике подсчета баллов:

 

  • Некоторые эксперты, критикуя индекс за условность методологии, отмечают, что респонденты не всегда готовы честно ответить на вопрос, были ли у них коррупционные сделки за последний год, а с другой стороны, склонны отвечать, “сгущяя краски”.
  • Наверное, будет справедливым отметить, что рейтинг не отслеживает динамику изменений восприятия коррупции во времени.
  • Кроме того, Индекс в основном содержит усредненные данные, собранные за три последних года, то есть он дает представление о текущих оценках уровня коррупции экспертами, почти не фокусируясь на происходящих из года в год сдвигах. Поэтому исследование не всегда отражает реальную динамику, так как его колебания могут быть обусловлены корректировкой выборки, методологии и источников информации (при этом не все они обновляются на ежегодной основе), а место страны в общем списке может сильно измениться просто потому, что изменился список стран, включенных в рейтинг.

Однако, вернемся к Узбекистану и постараемся быть справедливыми в оценках реальному противодействию этому злу.

На законодательном уровне в стране приняты кардинальные меры по обеспечению борьбы с коррупцией.

Во-первых, был принят Закон «О противодействии коррупции»;

Во-вторых, утверждена и успешно реализована Государственная программа по противодействию коррупции на 2017-2018 годы;

В-третьих, принят новый закон «О государственных закупках» и установлен более прозрачный порядок, направленный на недопущение коррупции в рамках проведения государственных закупок,

В-четвертых, упрощена система оказания государственных услуг, обеспечивается открытость деятельности всех государственных органов власти, в том числе судов и правоохранительных органов.

Почувствовали ли простые граждане, включая бизнесменов, изменения по отношении к себе со стороны чиновников?

Да, почувствовали – в социальных сетях достаточно историй, которые это доказывают.

И все же коррупция все равно остается чувствительной проблемой для простых граждан, которая требует постоянного и системного подхода в борьбе с таким явлением, причем не только правоохранительных органов, но и простых граждан, всего общества.

Повторюсь, о чем писал вначале — особую роль в противодействии коррупции должны играть узбекские СМИ. Только лишь СМИ, постоянно рассказывая об успехах в борьбе с этим злом, могут вызвать уверенность в бизнес сообществе в необратимости реформ.

Наверное, не меньшая роль противодействии с коррупцией, лежит и на институтах гражданского общества, которые просто обязаны наладить диалог со своими коллегами за рубежом, рассказывая об усилиях в Узбекистане по предотвращению этого зла.

В противодействии коррупции, у нас всех вместе, есть один очень важная задача – прозрачность, публичность и еще раз публичность. И в случае решения этой задачи, не сомневаюсь — Узбекистан в индексе восприятия коррупции поднимется вверх.

Виктор Михайлов

Директор Центра изучения региональных угроз