Воскресенье, Октябрь 24, 2021
Домой Лента новостей Тенденции развития военно-политической обстановки в Афганистане на прошедшей неделе (14 – 20...

Тенденции развития военно-политической обстановки в Афганистане на прошедшей неделе (14 – 20 сентября)

В Душанбе прошли саммиты ШОС, ОДКБ и отдельные встречи региональных лидеров. Регион, оставшись наедине с афганской проблемой, вынужден искать общие компромиссные решения, но давнее соперничество внешних игроков тормозит процесс. Залмай Халилзад обвинил Ашрафа Гани в провале мирного плана, а талибы пока не справляются с управлением страной.

ШОС винит Америку

На прошедшей неделе в Душанбе состоялось несколько международных встреч, на которых обсуждалась ситуация в Афганистане. 16 сентября было проведено заседание глав государств-членов ОДКБ, 17 сентября — ШОС, после прошло совместное заседание обеих организаций по афганской повестке. На полях ШОС глава МИД КНР пригласил на встречу коллег из Ирана, России и Пакистана, а премьер-министр Пакистана встретился с президентом Таджикистана, чтобы обсудить возможность переговоров между «Талибаном» (запрещено в РФ) и панджшерским сопротивлением, которое продолжает партизанскую борьбу.

Прошедшие саммиты прояснили позиции, на которых страны региона готовы сотрудничать, — и темы, которые в регионе воспринимаются по-разному. Остановимся коротко на краеугольных вопросах.

Кто виноват

Почти никто из гостей саммита не возложил ответственность за происходящее в Афганистане на самих афганцев — только президент Таджикистана Эмомали Рахмон обвинил «Талибан» в нарушении собственных обещаний и в намерении установить в стране исламский эмират на основе жестких средневековых законов шариата.

Россия, Китай и Иран заявили, что в происходящем в Афганистане виновны третьи силы, причем если президент Ирана Эбрахим Раиси аккуратно назвал это «вмешательством извне», то президент России Владимир Путин прямо назвал виновных: «Соединенные Штаты, страны НАТО, которые — это очевидная вещь — несут прямую ответственность за тяжелые последствия своего многолетнего присутствия в этой стране». Об ответственности США говорил и министр иностранных дел Китая Ван И, который заявил, что «политика силы, военное вмешательство и так называемые «демократические преобразования» стали первопричинами нынешней ситуации в Афганистане».

Угрозы региону

Здесь все страны оказались едины. Все боятся международного терроризма, роста наркотрафика и неизбежного в случае гуманитарной катастрофы потока беженцев. Премьер-министр Пакистана Имран Хан: «Афганистан не должен стать источником терроризма, оружия, наркотиков и беженцев». Президент РФ Владимир Путин сформулировал список угроз: «Терроризм, наркотрафик, организованная преступность, религиозный экстремизм». Председатель КНР Си Цзиньпин: «Мы должны решительно бороться с любыми проявлениями терроризма». Президент Узбекистана Шавкат Мирзиеев: важно «не допускать возможного роста экстремизма и радикальной идеологии, использования Афганистана для подрывных действий против сопредельных государств». Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев: необходимо пресекать «переток деструктивной идеологии, наркотиков и неконтролируемой миграции за пределы Афганистана». «По оценкам ООН, Афганистан находится на пороге гуманитарной катастрофы, — заявил президент Казахстана. — Уже в скором времени страна может столкнуться с острым продовольственным кризисом. Эта беда неминуемо перешагнет границы центральноазиатского региона и по своим последствиям приобретет глобальный масштаб в первую очередь из-за вынужденной миграции населения».

Президент Кыргызстана Садыр Жапаров говорил о растущей угрозе «экспорта нестабильности» из Афганистана в Центральную Азию: «В силу своего географического и геополитического положения страны Центральной Азии могут превратиться в удобный плацдарм для действий деструктивных сил. Международные террористические организации внедряют и апробируют новые способы проведения террористических актов». Жапаров напомнил об угрозе радикализации населения, незаконной миграции и возможном наплыве беженцев, а также о проникновении на территорию страны наркотиков и оружия. Президент Таджикистана Эмомали Рахмон назвал главными угрозами безопасности на пространстве ШОС международный терроризм, экстремизм, сепаратизм, трансграничную организованную преступность, включая незаконный оборот наркотиков, и киберпреступность.

Но были и особенные угрозы и вызовы, о которых говорили участники. Председатель КНР Си Цзиньпин: «Нельзя никоим образом допустить, чтобы кто бы то ни было обращался к нам с нравоучениями. Ни в коем случае нельзя допустить, чтобы внешние силы под каким-либо предлогом вмешивались во внутренние дела стран региона». Президент Ирана: «Вмешательство извне только увеличивает количество проблем и провоцирует нестабильность в Афганистане». Премьер-министр Индии Нарендра Моди: «Самые большие проблемы связаны с миром, безопасностью и дефицитом доверия, а основная причина этих проблем — растущая радикализация. Недавние события в Афганистане ясно показали эту проблему».

Президент Таджикистана заговорил и о внутренних угрозах Афганистана, имея в виду ситуацию в Панджшерском ущелье, которая остается непредсказуемой. По словам Рахмона, талибы полностью заблокировали доступ Панджшера к продовольствию и другим жизненно важным продуктам, из-за чего в этой районе начался гуманитарный кризис. Он отметил, что Таджикистан неоднократно призывал международное сообщество, в частности ООН и Международный комитет Красного Креста, оказать экстренную помощь Афганистану и населению Панджшера, который «около двух месяцев находится в полной блокаде».

Сотрудничество с правительством талибов

Пока никто из стран региона не готов официально признать правительство талибов, однако почти все заявили, что с новыми властями Афганистана необходимо работать — в надежде, что ситуация изменится. Никто не говорил о необходимости надавить на талибов, предъявив им жесткие требования. Страны региона увидели в приходе талибов новую реальность, в которой им придется жить.

Президент РФ Владимир Путин: «Это временное правительство, его нельзя назвать реально репрезентативным или инклюзивным, но работать с ним, конечно, тоже нужно. Следовало бы стимулировать новые афганские власти выполнять их собственные обещания».

Премьер-министр Пакистана Имран Хан: «Талибы должны выполнить свои обещания по созданию инклюзивного правительства, обеспечить равные права для всех», однако приход «Талибана» — «это свершившийся факт и новая реальность».

Си Цзиньпин: «В Афганистане должно быть сформировано инклюзивное правительство. Мы должны способствовать тому, чтобы люди всех этнических групп в Афганистане могли самостоятельно управлять будущим и судьбой своей страны». Министр иностранных дел Ван И: «В этой стране уже сформировано временное правительство, но внутренняя и внешняя политика еще не определена. Необходимо поддерживать афганский народ в выборе своего собственного пути развития, способствовать тому, чтобы в Афганистане наконец была сформирована широкая и инклюзивная политическая структура».

Президент Киргизии: «Страны ОДКБ и ШОС должны вести диалог с представителям новой власти в Афганистане о возможных вариантах сотрудничества по различным вопросам».

Президент Узбекистана: «Сегодня в Афганистане сложилась новая реальность, и это уже свершившийся факт». По мнению Шавката Мирзиеева, необходимо развивать диалог с новыми властями страны, но важно достичь широкого политического представительства всех слоев афганского общества в государственном управлении.

И только Эмомали Рахмон и президент Ирана Эбрахим Раиси не заявляли прямо о необходимости сотрудничества с талибами. Раиси высказал желание «содействовать афганскому народу в создании инклюзивного правительства», а Рахмон объявил, что государственный строй в Афганистане должен быть определен с учетом воли и позиции всех граждан: «Навязывание любого политического строя Кабулу без учета мнения народа может привести к непредсказуемым последствиям».

Что делать

Почти все участники саммитов ШОС и ОДКБ сошлись на том, что с одной стороны, Афганистану нужно помогать, а с другой — необходимо укреплять собственные границы и налаживать военное сотрудничество. Главный вопрос помощи — это деньги, и почти согласились, что Америка должна взять на себя львиную долю расходов.

Владимир Путин: «Основную долю расходов, связанных с постконфликтным восстановлением Афганистана, должны взять на себя именно Соединенные Штаты, страны НАТО». Путин считает, что «имеет смысл провести работу и с США, и с другими западными странами, чтобы разморозить афганские средства за рубежом и возобновить программы по линии Всемирного банка и МВФ.

Со своей стороны Россия поддерживает идею созыва под эгидой ООН представительной международной донорской конференции по Афганистану, возобновление деятельности Контактной группы «ШОС — Афганистан» и считает оптимальным форматом «расширенную тройку», куда входят Россия, США, Китай и Пакистан.

О возможной разморозке государственных активов Афганистана, находящихся в зарубежных банках, говорил и президент Узбекистана Шавкат Мирзиеев. Он считает, что это позволит предотвратить масштабный гуманитарный кризис и рост потока беженцев. Мирзиеев предложил проводить встречи в формате «ШОС — Афганистан» и отметил, что Ташкент может быть площадкой для такого саммита.

Премьер Пакистана Имран Хан напомнил, что прежнее правительство Афганистана жило на 75% за счет иностранной помощи, и «сейчас настало время стоять рядом с народом Афганистана».

Касым-Жомарт Токаев предложил организовать в Алматы хаб ШОС для доставки международной помощи Афганистану.

Си Цзиньпин отметил, что Афганистан столкнулся с глубокими преобразованиями, и это должно подтолкнуть международные организации к сотрудничеству. Кроме того, председатель КНР призвал страны-участницы ШОС «защитить друг друга от нападений со стороны других стран». О каких «других» странах шла речь, Си не уточнил.

Индийский премьер-министр Нарендра Моди заявил, что необходимо «разработать общий шаблон для борьбы с радикализмом и экстремизмом», а чтобы обеспечить взаимное доверие, все проекты должны быть прозрачными. «Необходимо уважать территориальную целостность всех стран», — пояснил Моди.

Необходимость усилить охрану государственных границ подчеркнул и президент Кыргызстана, который призвал координировать усилия спецслужб и пограничников.

Китай формулирует единую позицию

16 сентября в Душанбе отдельно встретились главы МИД России, Китая, Пакистана и помощник министра иностранных дел Ирана. Китайский министр Ван И представил коллегам свой план сотрудничества по Афганистану, в котором были сформулированы три требования к афганскому правительству: инклюзивность, борьба с терроризмом и добрососедство. В предложенной программе, о которой подробно писала Женьминь Жибао, разъяснялась позиция Поднебесной по пяти пунктам — и эта аргументация должна была убедить три другие страны следовать китайской доктрине. Ван И отметил, что четыре собравшиеся государства — важные соседи и влиятельные страны региона — «должны выступить единогласно, оказать позитивное влияние и сыграть конструктивную роль в содействии плавному переходу от хаоса к порядку в Афганистане».

Первым пунктом китайской программы было «призвать США действительно выполнять взятые на себя обязательства», и для этого четырем странам нужно «работать с другими государствами с аналогичными взглядами», чтобы побудить Вашингтон «усвоить урок» и принять на себя основную ответственность за восстановление Афганистана, а также предоставить экономическую и гуманитарную помощь. «Нельзя просто снять с себя ответственность, развернуться и уйти», — заявил Ван И.

Второй пункт — поддерживать контакты с Афганистаном и способствовать формированию инклюзивного правительства, которое реализовывало бы умеренную и сдержанную внутреннюю и внешнюю политику.

Втретьих, необходимо предотвратить распространение рисков в области безопасности, т.е. следить за выполнением «Талибаном» его обязательств по размежеванию с террористическими силами, нацеленными на соседние государства.

Четвертое — содействовать объединению усилий разных сторон для оказания помощи Афганистану. Сам Китай намерен предоставить экстренную гуманитарную помощь и жертвовать Афганистану вакцины.

И пятый пункт программы — помочь Афганистану экономически интегрироваться в региональное экономическое сотрудничество.

Официальные китайские релизы подчеркивают, что министр иностранных дел России Сергей Лавров, глава МИД Пакистана Шах Мехмуд Куреши и помощник министра иностранных дел Ирана Расул Мусави согласились, что для решения афганской проблемы требуются коллективная мудрость и коллективные усилия, и что четыре страны должны выступить единогласно и дать четкий сигнал афганскому народу, всему региону и международному сообществу.

Пакистан и Таджикистан вступают в межафганский процесс

Выступления Эмомали Рахмона на саммите ОДКБ и ШОС в защиту панджшерского сопротивления нашли серьезный отклик в афганском обществе.

Рахмон оказался единственным участником саммита, кто обратил внимание на сложное гуманитарное положение в провинции Панджшер.

Инсайдеры считают, что жесткая позиция Рахмона адресована не только талибам-пуштунам и внешним игрокам, но и нацелена на формирование общественного мнения среди фарсиязычных стран и народов региона. Наблюдатели отмечают растущее единодушие фарсиязычных стран и общин в оценках некоторых политических событий или отдельных высказываний. Так, спецоперация талибов против сил Фронта сопротивления в Панджшере и ранее вызывала критику представителей Ирана, а после саммита в Душанбе президент Ирана Эбрахим Раиси заявил, что позиции Ирана и Таджикистана по ситуации в Афганистане близки. Раиси выразил уверенность, что достичь мира в Афганистане можно будет только через переговорный процесс.

Тем временем твердая позиция Рахмона, нашедшая отклик и в Афганистане, и в регионе, привела к тому, что Исламабад и Душанбе договорились содействовать переговорам между талибами и панджшерским сопротивлением. Это решение было принято на встрече премьер-министра Пакистана Имран Хана и президента Таджикистана Эмомали Рахмона. Как отмечается в релизе, Пакистан и Таджикистан пришли к соглашению направить все усилия на скорейшее устранение конфликта и напряженности в Панджшере «путем объявления прекращения огня и открытия дорог для оказания гуманитарной помощи». Стороны выразили надежду на скорое восстановление мира в стране и высказались за формирование временного правительства, где, по словам пресс-службы Рахмона, «таджики и другие этнические группы должны занимать достойное место».

После встречи в Душанбе Имран Хан заявил о начале диалога с талибами по поводу формирования «инклюзивного правительства, включающего таджиков, хазарейцев и узбеков».

Отметим, что тема панджшерского сопротивления не уходит из международной повестки во многом благодаря Рахмону — так, лидера антиталибского сопротивления Ахмада Масуда на прошедшей неделе пригласили выступить на сессии Европарламента и Совета Европейского союза. И хотя талибы уже давно заявили о взятии провинции, оставшиеся бойцы Национального фронта ушли в горы и утверждают, что продолжают борьбу.

Халилзад обвиняет Ашрафа Гани

Спецпредставитель США по Афганистану Залмай Халилзад на прошлой неделе дал первое интервью, в котором попробовал объяснить, почему уход США из Афганистана был настолько тяжелым и сумбурным. Это интервью стало ответом на резкую критику американских сенаторов, которые возложили на Халилзада ответственность за провал мирного плана и наступившую тяжелую ситуацию в Афганистане. Халилзад же обвинил во всем бежавшего президента Ашрафа Гани.

Как объяснил Халилзад, США удалось почти в последний момент — за несколько часов до падения Кабула — договориться с талибами, что те еще две недели не войдут в столицу Афганистана — предполагалось, что этого времени хватит для достижения в Дохе политического соглашения. Условием талибов была отставка Ашрафа Гани, он не входил в будущее переходное правительство, — но эти две недели президент должен был оставаться в Кабуле, на своем посту, ради сохранения стабильности. Решение Гани бежать стало неожиданным для всех, деморализовало армию и разрушило все договоренности с «Талибаном». «После бегства Гани талибы сказали: вы берете на себя ответственность за безопасность Кабула? Мы не собирались брать на себя эту ответственность, — объяснил Халилзад, — И дальше вы знаете, что произошло». По мнению Халилзада, именно хаос, возникший после бегства Гани, и стал главной причиной перехода власти в Кабуле в руки талибов.

Это объяснение противоречит версии, которая была довольно популярна как в Афганистане, так и в российских СМИ, — о предварительном сговоре Исламабада и Вашингтона о передаче Кабула талибам. Многие эксперты не могли поверить, что афганская армия, в развитие которой было вложено столько средств в течение двадцати лет, сдаст талибам и страну, и Кабул практически без боя.

Однако опрошенные инсайдеры не исключают, что бегство Гани действительно разрушило реализацию сценария, на который рассчитывали в Вашингтоне, — и что был план мягкой передачи власти в руки переходной администрации.

«Нельзя исключать причастность внешних игроков к подозрительному падению городов в самом начале военной кампании талибов, — говорит один из инсайдеров, отмечая, что другого пути для смещения Гани не оставалось. — Возможно, США рассчитывали, что захват части территории талибами поможет смещению Гани и откроет дорогу для формирования переходной администрации с участием легальных политических сил и талибов». Возможно, в МИД России прогнозировали развитие ситуации именно по этому сценарию, поэтому российские дипломаты и призывали не драматизировать ситуацию, когда талибы начали брать уезд за уездом на севере Афганистана. Представители российского МИД заявляли на брифингах, что у талибов нет сил захватить Кабул, что скоро их наступление остановится и, как заявляла представитель МИД РФ Мария Захарова, «по завершении так называемого боевого сезона военная ситуация в стране относительно стабилизируется и противоборствующие стороны уже на деле, а не на словах, будут готовы начать конструктивный мирный диалог». Однако внезапное бегство Гани сорвало все планы.

Сам Ашраф Гани неоднократно объяснял причины своего внезапного отъезда — он якобы стремился избежать кровопролития. Однако многие афганцы, в том числе и бывшие чиновники из правительства Гани, резко отрицательно восприняли его слова: если бы Гани хотел избежать крови, говорили они, то ему следовало бы уйти в отставку гораздо раньше, а не длить войну. Многие бывшие афганские политики называли поступок Гани предательством. Например, Мохаммад Исмаил Хан, который возглавлял оборону Герата, попал в плен к талибам, а после уехал в Иран, назвал случившееся в Афганистане переворотом и обвинил Ашрафа Гани в национальном предательстве. По словам Исмаил Хана, Гани приказал афганским военнослужащим сдаться талибам, и Герат пал в результате сговора. В воскресенье, 19 сентября, бывший депутат и религиозный лидер Саид Исхак Геилани обвинил Гани во всех нынешних проблемах Афганистана: «Если бы он чуть раньше ушел в отставку, смена власти прошла бы по-другому, и мы бы не оказались в международной изоляции и трудной экономической ситуации».

Тема ответственности США и стран НАТО за ситуацию в Афганистане отзывалась на прошедшей неделе не только в Америке — хотя там дискуссии на эту тему не утихают; резонансно выступил бывший сенатор Скотт Вагнер, который на 50 билбордах в Пенсильвании поместил плакаты, изображающие президента США Джо Байдена в чалме и с гранатометом, а рядом надпись «Сделаем «Талибан» снова великим!» (по аналогии с предвыборным лозунгом бывшего президента Трампа «Сделаем Америку снова великой»). Тем более появился свежий повод вспомнить об неверных действиях Вашингтона в афганской кампании. Пентагон на прошедшей неделе извинялся за удар американского беспилотника по Кабулу в конце августа, в результате которого погибли десять мирных граждан, в том числе дети. «Мы постараемся извлечь уроки из этой ужасной ошибки», — сказал министр обороны США Ллойд Остин и пообещал, что ведомство проведет расследование.

Тема ответственности за поспешный вывод войск и оставление людей в опасности настигла и другие западные страны. Так, министр обороны Нидерландов Анк Бейлевельд объявила об уходе с поста: парламент вынес ей вотум недоверия, поскольку правительство, по мнению депутатов, слишком медленно среагировало на обострение кризиса в Кабуле и не успело эвакуировать афганцев, которым угрожала опасность. По той же причине ушла в отставку и министр иностранных дел Нидерландов, которая признала, что правительство действовало на основе неправильных предположений и упустило ряд возможностей для эвакуации в условиях хаоса.

Премьер-министр Великобритании Борис Джонсон сместил главу МИДа Доминика Рааба. Сообщается, что Рааб не стал звонить министру иностранных дел Афганистана по поводу эвакуации переводчиков из страны, а в момент взятия Кабула находился с семьей в отпуске на Крите.

Талибы не справляются

«Талибан» у власти уже месяц, и пока из серьезных управленческих решений есть только назначенное временное правительство, которое не устроило почти никого из внешних игроков. Известно, что на прошлой неделе состоялось первое заседание этого правительства.

Упразднено министерство по делам женщин, в его здании теперь находится министерство по пропаганде добродетели и предотвращению порока. В прежнее правление талибов это министерство уже существовало, оно следило за выполнением принятых религиозных доктрин, выполняло обязанности полиции нравов и ограничивало права женщин.

Открылись школы для мальчиков с 1 по 6 классы, преподают учителя-мужчины. Девочкам и учительницам пока в школах места нет, хотя ранее талибы обещали раздельное обучение в школах и университетах. Однако у большинства вузов нет средств на то, чтобы организовать отдельные аудитории для женщин, а отсутствие среднего образования сделает университеты и вовсе недоступными для девочек. Бывшие сотрудники афганского Минобразования сообщили прессе, что в настоящее время 70% из 9 млн. учеников в стране лишены возможности посещать школы по политическим и социальным причинам.

Общественное ожидание глобальных управленческих решений порождает фейковые новости и различные слухи, которые самими талибами не подтверждаются — хотя и не опровергаются. Так, в СМИ появился документ, который можно было принять за проект новой конституции Афганистана. Там говорилось, что законы и политика исламского эмирата будут строиться на основе юриспруденции ханафизма — одной из четырех правовых школ суннитского ислама, что все афганские граждане будут обладать равными правами без какой-либо дискриминации, официальными языками назывались пушту и дари, в качестве иностранного в школах будут преподавать арабский. В документе также говорилось о выборах, что позволило многим усомниться в подлинности документа, поскольку он выглядел слишком либеральным. Талибы никак не прокомментировали эти публикации, но заявили, что на движение участились психологические атаки, в том числе с помощью различных фейковых сообщений, и пообещали с этим бороться.

Отсутствие реальных политических решений может быть вызвано и продолжающимся разладом внутри элиты «Талибана». Многие источники подтверждали, что между муллой Барадаром и кланом Хаккани идет конфликт, и отсутствие Абдул Гани Барадара на встрече с министром иностранных дел Катара, на которой присутствовали ведущие лидеры «Талибана», стало дополнительным свидетельством разногласий между радикальным и умеренным крылом талибов. Прилет Барадара из Катара в Кандагар на американском военно-транспортном самолете в середине августа был расценен как признак раскола талибов на «пакистанских» — более радикальных — и «американских», умеренных. Писали, что этот конфликт стал причиной двух перестрелок в Кабуле, что Барадар ранен и улетел в Пакистан на лечение, а поскольку он относится к «американским» талибам, то в Кабуле начали активно ходить слухи, что Барадара уже нет в живых — мол, нашел куда лететь лечиться. Масла в огонь подлила публикация ВВС со ссылкой на одного из лидеров талибов, который подтвердил, что конфликт есть. Источник рассказал, что во время словесной перепалки в президентском дворце Халил уль-Рахман Хаккани ударил Барадара стаканом из-под чая, после чего Барадар покинул Кабул.

Представители талибов попытались развеять слухи о расколе и даже выпустили специальное заявление, но им никто не поверил. Анас Хаккани назвал информацию ВВС ложной и заявил о начале внутреннего расследования. Мулла Барадар записал видеообращение, которое показали по национальному телевидению, где опроверг сообщения о своей гибели или ранении, а отсутствие на встрече с главой МИД Катара объяснил тем, что находится в Кандагаре.

Однако и это видео не развеяло сомнений скептиков. Во-первых, Барадар зачитывал ответы на заранее подготовленные вопросы. Во-вторых, в какой-то момент в кадр попал автомат, который держит человек, находящийся возле Барадара. То ли это охранник, который бережет его от корреспондента, то ли страж, следящий за тем, чтобы Барадар не сказал лишнего.

Но какими бы ни были причины, пока происходящее в Афганистане говорит о неспособности талибов справиться с управлением страной, и социально-экономическая ситуация ухудшается с каждым днем.

Денег нет. Афганцы распродают вещи, кабульские базары превратились в бросовые барахолки, на которых можно купить все, от кроватей и телевизоров до кухонной утвари. Растет безработица, продукты дорожают, растут цены на газ и бензин. Банки так и не начали нормально работать, у них не хватает наличных, и источники утверждают, что банки могут скоро закрыться. Госслужащие — а это значительная часть населения — не получают зарплаты. Без средств остались афганские посольства — у дипломатов нет денег для поддержания работы дипмиссий, сотрудники пытаются найти убежище для себя и своих семей за рубежом. При этом около 20 афганских дипломатов, работающих в разных странах, подписали заявление, призывающее не признавать правительство талибов.

Надвигающаяся гуманитарная катастрофа уже заставила страны-доноры заявить о выделении Афганистану более 1 млрд. долларов гуманитарной помощи — об этом заявил генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш.

Напомним, что после входа талибов в Кабул США заморозили государственные резервы Афганистана, хранящиеся на счетах в американских банках, — это около 9 млрд. долларов, Международный валютный фонд закрыл талибам доступ к своим резервам, а Всемирный банк приостановил финансовую помощь. На прошедшей неделе госсекретарь США Энтони Блинкен заявил, что решение по удержанию или разморозке размещенных в США активов Афганистана будет принято в зависимости от действий и поведения «Талибана».

На этом фоне положение с безопасностью — единственное, что, казалось бы, могли гарантировать талибы после прихода к власти, — тоже ухудшается. На прошедшей неделе в Кабуле и провинции Нангархар произошло несколько терактов, ответственность за которые взяло на себя «Исламское государство». Жители городов жалуются на рост уголовных преступлений — хотя талибы везде заявляют, что борются с преступностью, и в соцсетях распространяют видео телесных наказаний воров.

И медовый месяц талибов, пришедших к власти на пике ожиданий порядка и справедливости, может закончиться гораздо быстрее, чем они ожидали.

20.09.2021

Источник: «Афганистан.Ру»