Домой Наши работы В СМИ Союз «Исламского Государства» и Исламского движения Узбекистана – миф или реальность?

Союз «Исламского Государства» и Исламского движения Узбекистана – миф или реальность?

Обращение Амира Исламского движения Узбекистана (ИДУ) Усмона Гази к лидерам «Исламского Государства» (ИГ), напомнило экспертному сообществу, что узбекская исламистская группировка, базирующейся в Северном Вазиристане, в зоне племен скорее жива, чем мертва. В действительности — уничтожение Тахира Юлдаша одного из самых успешных Амиров джихадистских джамаатов в Афганистане и Пакистане, привело к сворачиванию боевой активности ИДУ на подконтрольных ей территориях. И лишь 9 июня сего года 10 узбекских шахидов, принявших участие в нападении на аэропорт г. Карачи, напомнили о том, что Исламское движение Уззбекистана по-прежнему в джихаде и готово воевать за радикалистские идеи и в Афганистане, и Пакистане. За акцией в пакистанском аэропорту четко просматривалось желание обозначить жизнеспособность Движения, истрепанного за последние годы в боях с подразделениями коалиционных сил в Афганистане.

Ослабление «Аль-Каиды» — основного спонсора Исламского движения Узбекистана, сказалось не только на его боеспособности, но и подорвало финансовую базу группировки. Многие месяцы ИДУ испытывает серьезные проблемы с обеспечением группировки новым оружием, боеприпасами, медикаментами, питанием, одеждой. Группировка, насчитывающая сегодня несколько сот боевиков (не будем забывать, что 15 лет назад Тахир Юлдаш хвастал 4,5 тысячами хорошо обученных и вооруженных моджахедов), фактически превратилась в банду наемников пакистанских талибов — главных финансовых доноров ИДУ на сегодняшний день. Основные же задания «Тахрик-е Толибон-е Покистон» для Движения — сопровождение караванов с наркотиками и оружием.

Лето 2014 года ИДУ считает для себя поворотной точкой – удачная, по мнению нынешнего лидера Усмона Гази, атака муджахедов в Карачи, привлекла внимание к джамаату, который из-за финансовых проблем фактически лишился притока новых рекрутов для Движения. Действительно филиалы ИДУ, вербующие будущих моджахедов в разных странах мира, в реальности мало, что могут предложить новым рекрутам на своих базах в населенных пунктах Мирали, что в Северном Вазиристане. Поэтому, отток старых, опытных боевиков и молодых рекрутов в Сирию, что несомненно подрывает моральных дух джихадистов в рядах ИДУ, совершенно естественен – там ведь за войну платят хорошие деньги.

Недовольство Усмона Гази, казалось бы, уже необратимыми процессами по дальнейшему сокращению и обескровливанию ИДУ выплеснулось в видеоролике под названием «Кабоилда нима гап — 13», который идеологи «отдела пропаганды» Движения вбросили в глобальную сеть.

Суть видеопродукта — демонстрация силы ИДУ, которое в настоящее время ведет интенсивные и успешные боевые действия с многократно превосходящими силами пакистанской армии в зоне племен на афгано-пакистанской границе. Кажется пакистанская армия, возглавляемые с ноября 2013 года генералом Рахилем Шарифом, всерьез решили покончить со всеми вооруженными бандформированиями или, в крайнем случае, выдавить их с территории Пакистана. Возможно, что обещанная пакистанскими военными, победа над террористическими группировками близка как никогда.

Усечение ИДУ по причинам уже указанным выше, ликвидация в конце 2013 года одного из надежных союзников и покровителей Движения в северном Вазиристане, главаря «Тахрик-е Толибон-е Покистон» Хикматуллы Мехсуда, как представляется, лишь будет способствовать успеху пакистанской армии.

Сегодня правительственные войска Пакистана постепенно расширяют зоны своего присутствия, укрепляют позиции в северном Вазиристане, успешно проводят специальные рейдовые операции и организуют засады против боевиков ИДУ. Победы своих армейских подразделений широко освещают пакистанские СМИ, что тоже не способствует укреплению морального духа членов Исламского движения Узбекистана.

Поэтому, можно предположить с достаточной степенью уверенности, что видеоролик «Кабоилда нима гап — 13» своеобразный жест отчаяния — с одной стороны обвиняющий боевиков, уехавших воевать ради денег в Сирию, а с другой стороны слезный призыв их вернуться в ряды ИДУ, чтобы спасти братьев по джихаду от полного уничтожения.

Нынешняя ситуация, сложившаяся вокруг ИДУ в Северном Вазиристане, и отражена в обращении Усмона Гази к лидерам «Исламского Государства», о котором так много говорится в последнее время в экспертном сообществе. В этом обращении просматривается главная цель — желание присоединиться к Халифату и, таким образом, попытаться хоть как-то спасти сильно обескровленное и деморализованное бандформирование.

Готов ли аль-Багдади, как в свое время Усама бен Ладен, взять под свое крыло узбекскую террористическую группировку, поддержать Амира Усмона Гази деньгами, оружием, медикаментами или позволит пакистанской армии добить бандитов в зоне племен, мы узнаем в ближайшее время.

Несомненно, что информация о готовности Исламского движения Узбекистана (ИДУ) присоединится к Халифату ИГ – сегодня один из самых заметных трендов в русскоязычном медиа пространстве. В самом обращении лидеров многих исламистских бандформирований к самопровозглашенному Халифу –Аль Багдади с желанием присоединиться к Исламскому Государству, нет ничего необычного. Впервые после того как был уничтожен Усама Бен Ладен в мире исламского террора запахло большими деньгами. Встать в очередь к финансовому донору, который явно обалдел от совершенно шальных денег, которые валятся на него: из банков, от продажи нефти, от выкупов за людей, рэкета и т.д. сегодня долг каждого полевого командира джамаата муджахедов из разных концов мусульманского мира.

То, что в очередь к кассе Халифа публично засветил себя лидер ИДУ – Усмон Гази нет ничего необычного. Из первой части текста обращения к Халифу понятно, что положение Пакистанского Талибон, ИДУ и других исламистских группировок, крайне не завидно: «Как вы знаете, что в результате помощи от стран куфра, таких как США, Саудовской Аравия, Китая и Узбекистана, отступническое правительство Пакистана начали свои масштабные атаки с воздуха на наши земли для того, чтобы уничтожить Мухаджир-моджахедов в Вазиристане раз и навсегда. В бомбардировках погибают не только мухаджирами, но и их семьи — женщины и дети, сотни тысяч людей были вынуждены покинуть свои дома. Вазиристан окружен; Интернет и телефонная связь практически не работают. Так что многие муджахеды вынуждены были свернуть боевые действия и покинуть поля сражения. Наш Джамаат, который вел активные боевые действия против кяфиров, был осажден со всех сторон».

При этом надо помнить и о том, что в последние пару лет ИДУ сильно ослабело – финансовые потоки от пакистанского «Талибон» совсем не такие, как ранее от «Аль Каиды». Группировка «скукожилась» до нескольких сотен боевиков, обремененных семьями, финансовыми проблемами, отсутствием современных видов вооружения, обмундирования, медикаментов. Задания, которые дает боевикам ИДУ их спонсоры из «Талибон» сводятся к сопровождению караванов с наркотиками и оружием. В результате – джамааты по вербовки рекрутов в России и странах Центральной Азии, вынуждены направлять молодую поросль для террористической обкатки в Сирии и Ираке в условиях активных боевых действий.

Эффектное для крайних исламистов появление Исламского Государства, позволило лидерам ИДУ надеяться на возрождение группировки в былой славе и идеи – реализовать амбициозные планы по созданию теократического государства в Ферганской долине.

Однако, исполнятся ли мечты полевых командиров ИДУ – большой вопрос.

Ответ на это вопрос может быть и негативным, если учесть, что обратился к Халифу 12 сентября сего года с желанием о присоединении к армии Исламского Государства для священной войны против неверных лидер ИДУ – Усмон Гази.

Ответ Халифа Усмону Гази будет зависеть — насколько контрразведка Халифата, в которой немало профессиональных офицеров бывшей иракской армии, эффективна в своей работе. Насколько тщательно контрразведчики ИГ будет изучать биографии лидеров различных исламистских группировок, выразивших свои желания о присоединении к джихаду Халифа.

Дело в том, что в биографии Усмона Гази есть одно белое пятно, которое может поставить жирный крест (прошу прощение за каламбур) на Проекте под названием «Слияние ИДУ и армии ИГ».

Усмон Гази в девичестве — Валиев Абдуносир Шукурович, родился в 1970 году в городе Ташкенте. Как и многие члены, религиозно-экстремистской партии«Хиз-бут Тахрир», проживал в старой части города, где с большим успехом занимался пропагандой идей исламского радикализма.

После известных событий в Ташкенте, связанных с покушением на главу государства в феврале 1999 года, Валиев Абдуносир был арестован, сумел бежать из-под стражи, чем особенно гордится и часто хвастается.

Однако, по информации, полученной из источника МВД, Валиев Абдуносир, был арестован 16 февраля 1999 года, после многочасового допроса сотрудниками СНБ, его отвезли для проведения следственных мероприятий на квартиру, где хранилось много литературы партии «Хиз-бут Тахрир». Во время следственных мероприятий Валиеву удалось бежать, несмотря на присутствие не только многочисленные конвойных МВД, но и нескольких сотрудники узбекских спецслужб. Интересный факт – после побега Валиева никто ни из МВД ни из СНБ уволен не был.

Возможно, что этот факт «смущает» лидеров Союза исламского джихада (СИД – еще одна узбекская крайне исламистская группировка, базирующаяся в Афганистане и Пакистане), которая ни при каких обстоятельствах не соглашаются слиться с ИДУ.

Дальше можно фантазировать сколько угодно и задавать вопросы: почему с появлением Валиева в ИДТ начались множественные проблемы – поочередно были уничтожены видные лидеры Движения – Джума Намангани, Тахир Юлдаш, Одил Усмон и другие. Как так случилось, что американские беспилотники безошибочно атаковали цели так или иначе связанные с непримиримыми полевыми командирами ИДУ, несмотря на все меры предосторожности службы безопасности группировки? Почему Движение, которому доверял Мулла Омар и Усама Бен Ладен, превратилось в банду наемников? Почему супруга Валиева Сурайе преспокойненько и припеваючи продолжает жить в Ташкенте, а до этого долгое время жила в Казахстане в совершенно комфортных условиях? Какие у неё связи с мужем, как они общаются?

Можно лишь предположить – какие вопросы сегодня возникают у лидеров СИД, которые пока не торопятся присоединяться к Халифу Исламского Государства.

Наверное, от ответов на эти и множество аналогичных вопросов, вердикта спецов из ххалифатской контрразведки будут зависеть многочисленные прогнозы экспертного сообщества, взволнованного возможным расширением активности Исламского Государства в Центральной Азии, России или СУАР Китая.

Прогнозы об атаках «Исламского Государства» (ИГ) на страны Центральной Азии и Россию, сегодня становятся главным трендом русскоязычного экспертного сообщества. Специалисты соревнуются в описании различных сценариев поведения исламистских группировок (основу которых составляют выходцы из стран СНГ), выразивших желание присоединиться к боевым подразделениям армии Исламского Государства. Так ли правы эксперты, считающие дни до вторжения многочисленных и хорошо обученных боевиков Исламского Движения Узбекистана (ИДУ), готовых исполнить волю само назначенного Халифа ИГ о немедленном завоевании Центральной Азии и Кавказа?

Попробуем разобраться в процессах, которые сегодня реально протекают в местах базирования часто упоминаемого ИДУ, каковы позиции боевиков, выходцев из стран СНГ, воющих сегодня в подразделениях «Исламского государства» и «Джабхат ан-Нусра» в Сирии и Ираке.

Вначале вкратце опишем квинтэссенцию сути конфликта на Ближнем Востоке, породившего многочисленные террористические группировки и приведшие в конечном итоге порождение Монстра под названием «Исламское Государство».

Перефразируя известную фразу — «люди гибнут за металл», можно с уверенность сказать, что смерть огромного числа людей на Ближнем Востоке в последние месяцы в конечном итоге — это борьба за углеводороды.

Катар вынашивает идею газового трубопровода в Европу, а американцы и европейцы мечтают избавить континент от зависимости российского газа – да вот незадача. Башар Асад – предпочитает дружить с иранскими братьями, у которых свои собственные планы по поставкам газа через Ирак к сирийским портам на Средиземном море. Так вот – вооруженный мятеж в Сирии совпал с подписанием 25 июня 2011 г. в Бушере меморандума о строительстве нового газопровода Иран – Ирак – Сирия.

По мнению американцев — мавр свое дело не сделал и тем более должен уйти, и Обама списывает со счетов неугодного многим Асада. Но, не все оказалось так просто. Путин не сдал друга Асада, как немногим ранее Медведев сдал друга Каддафи. Тогда в дело вступил так хорошо прокатанный план, с активным использованием «террористического интернационала». Вооруженной сирийской оппозиции, фактически представляющей собой различные террористические бандформирования, была поставлена четкая задача – смести Башара Асада с президентского кресла. Основными спонсорами выступили финансовые доноры из Катара (в большей степени) и Саудовской Аравии (в меньшей степени). Ко-спонсоры США – основной поставщик оружия для террористов и лоббист антиасадовских решений в ООН и других международных организациях.

ИГИЛ, сократившее свое название до ИГ, образовалось ещё в 2006 году в Ираке как продукт слияния десятков радикальных исламистских группировок во главе с местным подразделением «Аль-Каиды» и главой её представительства аль-Багдади.

Для ИГИЛ финансовыми спонсорами и покровителями было сформулировано несколько основных задач: активное участие в гражданской войне в Сирии против правительства Башара Асада; подготовка боевиков для использования последних в других регионах мусульманского мира; нагнетание истерии вокруг ислама, как такового, и стимулирование ВПК США.

В мутной воде, как известно крупная рыбка ловится особенно успешно. Доступ к бесконтрольной нефти в Ираке, огромное количество наличной долларовой массы, захваченной в Масуле, рэкет и вымогательство за похищенных людей, привело к тому, что лидера Исламского Государства — аль-Багдади и впрямь подумал, что он нынче Халиф и право властвовать ему над мусульманским миром дано Аллахом на долгие года.

Мнение американцев на такую «самостоятельность» лидеров ИГ и её боевых подразделений — тема отдельной статьи.

Совершенно естественно, что в такой ситуации исламистские группировки, испытывающие серьезнейшие финансовые проблемы, с которыми они столкнулись после уничтожение Усамы бен Ладена, готовы «лечь» под нового Халифа. Как следствие — обращение лидеров «Талибон» и ИДУ к коллегам из «Исламского Государства» с желанием присоединиться к джихаду, который ведет армия Халифа с кяфирами в Ираке и Сирии.

Автор уже упоминал о совершенно бедственном положение отрядов «Тахрик-е Толибон-е Покистон» и Исламского движения Узбекистана, сложившемся в результате успешного наступления пакистанской армии под командованием Рахиля Шарифа, обещавшего очистить зону племен от террористических группировок.

Проблемы ИДУ – системный кризис Движения, преследующий террористическую группировку с конца 2011 года, связан со многими факторами, результатом которого является фактическое бегство многих опытных полевых командиров и рядовых бойцов с мест базирования бандформирования в районе населенного пункта Шали в Северном Вазиристане.

Более привлекательной страной для исповедующих идеи салафизма исламистов, воевавших под командованием харизматичных и успешных Дж. Намангани и Т. Юлдаша стала Сирия. В отрядах оппозиционных правительству этой страны сил, тон в которой задавали группировки «Джабхат ан Нусра» иИГИЛ, с удовольствием принимали муджахедов, готовых стать шахидами во имя идей джихада.

К ИГИЛ принял решение присоединиться некто Хожиюсуф (Акмал Джурабаев), один из самых успешных полевых командиров ИДУ, любимчик отцов — основателей Движения Дж. Намангани и Т. Юлдаша.

Акмал Джурабаев родился в 1974 году в Намангане, с начала 90-х попал в струю увлечения исламом, так характерную для Ферганской долины того времени. Фактический бунт исламистов в Намангане и Фергане в 1992 году, приведший к арестам наиболее одиозных фигур из узбекских фундаменталистов, никоим образом не повлиял на мировоззрение 17-летнего юноши. Более того, будучи уже 20-летним молодым человеком Джурабаев отправляет в Судовскую Аравию для получения теологического образования в университете «Жамият ул-Исломия» г. Медина. Специфические связи, которыми он обзавелся в среде исламистов еще в Узбекистане, а потом приобрел в Медине, в конечном итоге привели его в 1999 году к землякам, возглавившим на то время самую грозную узбекскую террористическую группировку в Афганистане – ИДУ.

В Саудовской Аравии Хожиюсуф знакомится со многими важными людьми в различных бизнес структурах, заводит связи среди богатых узбеков (предки, которых покинули страну еще в начале прошлого века), чиновников различных государственных учреждений. Тогда же он обратил на себя пристальное внимание спецслужб королевства.

Бурная деятельность, которую развернул Хожиюсуф в Саудовской Аравии, не сводилась лишь к пополнению финансовой кассы ИДУ, но и активной вербовке в теологических университетах Королевства студентов, выходцев из Центральной Азии. Главная цель — рекрутирование наиболее подверженных идеям салафизма студентов в лагеря ИДУ в Пакистане для обучения их основам диверсионно-подрывной деятельности.

Частые встречи Хожиюсуф с Тахиром Юлдашем, благодарность которого за серьезную финансовую подпитку ИДУ, успешную вербовочную работу, превратили Джурабаева в одного из лидеров террористической Движения.

Смерть Т. Юлдаша пошатнула положение Хожиюсуфа в группировке, изменившей свои приоритеты. Ему предлагают перебраться в Турцию, и создать представительство ИДУ в Стамбуле. В результате многочисленных дрязг в самом Движении, сложного финансового положения, и многих других проблем, свалившихся на ИДУ в 2011 году, Хожиюсуф принимает решение покинуть группировку и создать собственный джамаат, который мог бы эффективно участвовать в боевых действиях на территории Сирии на стороне оппозиционных сил.

Хожиюсуфу удалось в короткий срок сколотить на территории Сирии джамаат, ставший известный многим выходцам из стран СНГ под названием «Катаиб Имам аль Бухари» («Жамаат Имам Бухари»).

«Катаиб Имам аль Бухари» или как его еще называют «Узбекский джамаат», с несколькими сотнями боевиков активно действуют в городах Алеппо и Идлибе. Базовый лагерь группировки расположен в городе Идлиб.

Хожиюсуфу удалось получить в управление собственное медресе в одном из районов города Пендик, что в Турции. Мечеть Хожиюсуфа расположена вблизи мечети «Бош жоъмий», где в основном обучаются дети боевиков джамаата, а так же прибывшие из Пакистана молодые бойцы ИДУ.

Группировка вела эффективные боевые действия с частями регулярной армии Б. Асада, постоянно пополнялась опытными боевиками и полевыми командирами, покидавшими ИДУ, а так же молодыми рекрутами из стран Центральной Азии, мечтавших в джихаде доказать свою преданность исламу.

На Хожиюсуфа обратил внимание будущий Халиф ИГ – Абу Бакр аль-Багдади. Более 300 боевиков группировки «Катаиб Имам аль Бухари» с успехом выполняли задания лидеров оппозиции, считались отчаянными воинами, не знающими пощады к врагам истинного ислама. Зона ответственности ИГИЛ расширялась и к началу основных боевых действий лета нынешнего года группировка «Катаиб Имам аль Бухари» воевала уже в Ираке и принимала активное участие во всех значимых военных операциях аль-Багдади.

Однако в какой-то момент между Хожиюсуфом и военным руководством ИГИЛ произошел раскол. Амир «Катаиб Имам аль Бухари» обвинил Халифа ИГ в связях с ненавистными американцами и увел своих боевиков назад в Сирию, где присоединился к группировке «Джабхат ан-Нуса».

В чем заключалась истинная причина конфликта узбекского полевого командира с лидерами Халифата неизвестно, однако Халиф издав специальную фетву и поклялся уничтожить мятежника, предложив за его голову солидную премию.

Со своей стороны амир «Катаиб Имам аль Бухари» в условиях активных боестолкновений с регулярными частями сирийской армии в Алепо и Идлибе, ухитряется уничтожать своих боевиков, принявших решение вернуться на земли, подконтрольный «Исламскому Государству», под крыло Халифа.

Главная причина, по которой джихадисты из «Катаиб Имам аль Бухари» в очередной раз пытаются поменять начальство, ни в коей мере не являются идеи шариата. Причина проста и банальна. По мнению недовольных исламистов – перебежчиков в ИГ, Хожиюсуф присваивает себе несоизмеримо большую часть денег, получаемых от спонсоров джихада из Эр-Рияда. Да, и за личной жизнью своих полевых командиров и боевиков Хожиюсуф следит слишком строго. В узбекском джамаате категорически запрещено пользование мобильными телефонами, интернетом, поддерживать какие либо контакты с местным населением.

Такая несправедливость сказывается и на численности «Катаиб Имам аль Бухари», воюющей совместно с «Джабхат ан-Нусра» и «Джейш аль-Мухаджирин валь-Ансар». Если еще летом Хожиюсуф имел под ружьем более 300 боевиков, то к середине осени менее 220.

Одним из важных аспектов, необходимым для изучения феномена узбекских боевиков — участников исламистских террористических бандформирований в Сирии, Пакистане, Афганистане, является инфраструктура, которая используется ими при отправке новых рекрутов для джихада на Ближний Восток и в зону племен в Северном Вазиристане. Человеческий фактор в этой инфраструктуре является залогом успеха.

Так случилось, что правильное в свое время назначение Т.Юлдашем — лидером ИДУ, своим представителем в Турции одного из боевиков Движения, в итоге открыло эффективный транспортный коридор для пополнения новыми бойцами отрядов сирийской оппозиции, в которых воюют выходцы из СНГ. Ключевой фигурой в этой, можно сказать, «специфической логистике» оказался родившийся в 1975 году в Ташкенте Мирзогалиб Хамидов более известный джихадистам как «Абдулло» или «Абдулло Бухори».

Вскоре после начала боевых действий в Афганистане войск объединенной коалиции против талибов был уничтожен один из лидеров ИДУ Джума Намангани. Растерявшийся Тахир Юлдаш дал команду своим подразделениям перебазироваться в населенные пункты Вана и Шкай, расположенные в Северном Вазиристане на территории Пакистана. На такое перемещение многочисленных отрядов ИДУ в зону пуштунских племен дал согласие сам Мулло Омар – духовный лидер движения «Талибон», желавший использовать любые возможности для восстановления правления талибов в Кабуле. Более того, Мулло Омар осенью 2002 году организовал в поселке Вана встречу Т. Юлдаша с высокопоставленными чиновниками пакистанских спецслужб. На этой встрече Мулло Омар просил пакистанских офицеров разрешить боевикам ИДУ свободно перемещаться по территории Пакистана и открывать свои региональные офисы («дафтары») в Пешаваре и Карачи в обмен на обещание вести боевых действия только лишь на территории соседнего Афганистана. Стороны ударили по рукам, и в качестве дополнительного бонуса Тахиру Юлдашу была обещана военная и финансовая поддержка.

Так вот – главой одного из «дафтаров» Тахир Юлдаш назначил М.Хамидова.

История М.Хамидова, пожалуй, немногим отличается от историй других узбекских парней, попавших в паутину идей крайнего исламизма.

К 20 годам глубокая заинтересованность исламом привела его к необычному решению – отправится для получения теологического образования в медресе «Дарум Ул-ум», что в пакистанском Карачи. Отдадим должное молодому ученику – медресе он окончил с отличием, знал Коран наизусть, читал в библиотеке медресе на арабском языке многих ученых-теологов, но в основном исповедовавших радикальный ислам.

4 года погружения в идеи крайнего фундаментализма не прошли даром. Широкие связи с исламистами, которыми он обзавелся в Пакистане, привели его в 1999 году в штаб квартиру ИДУ в столице Афганистана, где боевики узбекской террористической группировки чувствовали себя скорее как дома, чем в гостях.

Тахиру Юлдашу, лидеру бандформирования, Мирзогалиб, с успехом прошедший диверсионно-террористическую подготовку, пришелся по вкусу. Совсем немного времени и активный боевик «Абдулло» начинает свой карьерный рост в ИДУ. Через 2 года Тахир Юлдаш возвращает смелого, дерзкого полевого командира, знатока Корана и теперь уже одного из своих любимчиков в Карачи. Главное поручение М.Хамидову — руководство пакистанского «Меркез» (Центра, фактически основного филиала ИДУ).

На карачинский «Меркез» Т. Юлдаш возложил особые обязанности. В нем хранился бандитский общак, так называемый «байтулмол», кстати, щедро пополненный в 2002 году от имени узбекских предпринимателей (по совместительству членов ИДУ) для инвестиций в местный бизнес.

Из общака выделялись деньги на поддержание семей боевиков, закупку оружия и боеприпасов, медикаментов, обмундирования. Хамидов не только распределял денежные средства, но и активно пополнял «байтулмол». Контролируя несколько крупных торговых точек в Карачи, ставленник Т.Юлдаша активно торговал антикварными и ювелирными изделиями, чаще всего ворованными. В сферу торговых интересов Хамидова входили и запрещенные в Пакистане товары – огнестрельное оружие и наркотики.

Как удавалось иностранцу в такой, мягко сказать, специфической стране как Пакистан, успешно заниматься абсолютно криминальным бизнесом – остается загадкой. В конце концов, большая часть денежных потоков финишировала в пакистанской провинции Хайбер-Пахтунхва, где в то время базировались бандформирования ИДУ. По ходу «Абдулло» вел оперативное наблюдение за сотрудниками узбекской дипмиссии в Исламабаде и Карачи, а в его компьютере была хорошо подготовленная информационная база (специального отдела ИДУ – «истихборот») о высокопоставленных лицах Узбекистана.

Этому «меркезу» Т. Юлдаш придавал особое значение, поэтому часто посещал Карачи, и лично контролировал деятельность своего протеже.

Тот, в свою очередь, не подвел своего шефа. Уже через короткое время Хамидову была поручена ответственная работа в Иране – вербовка новых рекрутов для Движения в мечети «Макки-масжид» города Захедан, в которой обучались основам ислама многие выходцы из стран Центральной Азии. Помогал ему в этом специфическом бизнесе земляк и бывший боевик «Союза исламского джихада» Гофир Салимов. Новичков отправляли для дальнейшего изучения идеям джихадизма и основам диверсионно-террористической деятельности в Турцию в так называемые «худжры» в г. Стамбуле.

С помощью поддельных турецких документов границы для Хамидова и Салимова были совершенно прозрачны. Удивительно, но подделки с помощью которых из Ирана в Турцию не иссякал поток новых рекрутов для джихада, были настолько качественно изготовлены, что не вызывали никаких сомнений у пограничников ни Ирана, ни Турции. Кто снабжает Хамидова поддельными документами высокого качества, кто показывает ему специально подготовленные маршруты для переброски рекрутов в «худжры» — фактически лагеря для подготовки боевиков, кто прикрывает запрещенный бизнес Хамидова – вопросы, скорее риторические, ответы на которые знают практически все, кто, так или иначе, связан с «Абдулло».

Однако в 2002 году произошел, по крайне мере внешний разрыв между «Абдулл»о и лидерами ИДУ, случившейся после его возвращения из Саудовской Аравии и когда из «байтулмола» пропало 25 тыс. долларов.

Деньги для «байтулмол» были собраны в Саудовской Аравии по просьбе Тахира Юлдаша. То, что Хамидов откровенно «кинул» бандитский общак, исчез из Карачи и, как ни в чем не бывало, открыто объявился в Стамбуле, удивило многих полевых командиров ИДУ. Факт спокойной жизни «Абдулло», поспешно бежавшего из Пакистана, через Иран в Турцию, кажется еще удивительным потому, что Т. Юлдаш на одной из сходок объявил «Абдулло» вором и обещал показательно наказать ташкентца.

Но… кара грозного лидера ИДУ не обрушилась на голову бывшего любимчика. Почему? Еще один вопрос, на который так и нет точного ответа. Однако, хорошо известно, что во время одной из своих поездок в 2006 году в Иран в Мешхеде «Абдулло» встретился с Рахимовым Лутфулло (известным среди боевиков ИДУ под кличкой «Сайфулло») свои товарищем, с которым подружился еще в карачинской медресе. Встреча двух «однокурсников» оказалась взаимовыгодной, потому что, возвратившись вместе в Турцию, они занялись активной вербовкой рекрутов для узбекских бандформирований в Афганистане и Пакистане. При этом Хамидову удалось перетащить почти всех «своих» людей из Карачи и Северо-Запада Ирана в Стамбул.

Глубокие знания ислама, работа имамом в одной из мечетей в Хатайской области Турции в период с 2006 по 2007 год позволили Хамидову М. вести активную пропаганду идей крайнего исламизма среди турецких жителей без каких либо опасений со стороны турецких правоохранительных органов. Более того, «Абдулло» опыта было не занимать и ему удалось в этой области параллельно создать несколько бизнес структур, которые практически открыто, занимались криминальным бизнесом – продажей наркотиков, оружием, ворованным антиквариатом. Жалобы местных жителей на незаконные «сделки» Хамидова правоохранительными органами Турции игнорировались.

Набравшись определенного опыта, женившись на турчанке (вообще у Хамидова три жены), «Абдулло» перебрался в стамбульскую часть города, известную как «Зайтунбурну». Удивительно, но у спецслужб Турции нет никаких вопросов к иностранному гражданину, беспрепятственно создавшему в Стамбуле незаконные худжры. В них Хамидов совершенно спокойно обучает мусульман – выходцев из России и Центральной Азии идеям радикального слама, готовя их к переправке на базы «Джабхат ан-Нусры», «Ахрор аш-Шом» и узбекских джамаатов в Сирию.

Наиболее перспективными бандитами в самом скором будущем станут примерно 50 юношей — сыновей боевиков ИДУ и СИД, уже родившихся в Афганистане и Пакистане. Военная подготовка, взрывное дело, умение вести боевые действия в условиях ограниченного городского пространства – ложатся на хорошо подготовленную идеологическую почву. Молодые ребята, абсолютно зомбированные своими родителями и имамами в различных медресе – хорошие ученики для «Абдулло». Для кого готовится узбекская молодежь «второго эшелона» боевиков — то ли для похода на Север, то ли для выполнения специальных заданий в Сирии или Ираке мы узнаем в скором времени.

Прошло время, Тахир Юлдаш был уничтожен еще в 2009 году, воровство денег из бандитского общага забылось, более того теперь «Абдулло» авторитетный кази, который судит, выдает рекомендации боевикам и членам их семей в соответствии с законами шариата.

Правая рука «Абдулло» – домилля (учитель) в его стамбульском медресе, земляк по кличке «Мухаммад». О нем ходят разные слухи. Поговаривают, что «Мухаммад» не просто самая приближенная к Хамидову фигура, а скорее соглядатай турецких спецслужб, который не только «крышует» незаконный бизнес «Абдулло», но и снабжает рекрутов, направляемых на войну в Сирию всеми необходимыми разрешительными документами, включая поддельные паспорта.

Сегодня в Турции по тем или иным соображениям проживает значительная диаспора выходцев из Центральной Азии. Для Хамидова такое положение вещей – возможность пополнения созданного в этой стране реакционного джамаата новичками, пытающимися всеми правдами и неправдами закрепиться в Турции.

Активно действующий джамаат «Абдулло», по всем правилам салафизма обучает земляков идеям радикального Ислама. Идеологически подготовленные в джамаате курсанты следующий этап своей подготовки — изучение основ диверсионно-террористической дела завершают в турецких «худжрах», так же подконтрольных Хамидову.

И еще один интересный факт. И «Абдулло» и «Мухаммад» в своих проповедях призывают своих учеников преданности полевым командирам ИДУ, и присоединению к джихаду, объявленному неверным Халифом ИГ.

Логистика по отправке из России молодых рекрутов-выходцев из центральноазиатских республик на джихад в Пакистан, Афганистан, Сирию и Ирак — это своеобразная бизнес-индустрия, в которой задействованы граждане многих стран, чаще всего, находящиеся в конфликте с законом; используются финансовые потоки различного происхождения, в том числе и криминального происхождения; принимают участие коррумпированные чиновники, включая сотрудников правоохранительных органов.

Попытка разобраться в механизмах такой своеобразной логистики, сделать её более публичной — значит помешать рекрутированию молодых мусульман в различные террористические группировки.

Классическим примером участия в финансировании джамматов, вербующих молодую поросль для исламистских бандформирований в зоне пуштунских племен на афгано-пакистанской границе и на Ближнем Востоке, может служить группа аферистов (выходцев из Узбекистана), действующая Москве.

Возможность мигрантам из стран ЦА подзаработать в России, больше чем у себя на родине, подталкивает молодых, не сильно образованных граждан из этих стран во многие российские регионы. Несколько миллионов человек, жаждущих получить прилично оплаченную работу, хорошо, плохо или вообще не знающих русский язык, прибывают в аэропорты и вокзалы многих российских городов. Российская бюрократия, коррумпированность чиновников, контролирующих миграционные процессы, рэкет, поборы, унижение, тяжелые условия работы и жизни – то, с чем приходится сталкиваться приезжим в Россию мигрантам. Желание заработать у трудовых мигрантов настолько велико, а желание столкнуться с российскими реалиями настолько мало, что «помощь» приезжим в преодолении множества специфических барьеров, превращается в своеобразный бизнес, приносящий фантастические доходы его организаторам.

Основной принцип рыночных отношений, когда появившейся спрос должен быть удовлетворен соответствующим предложением, пытались доказать пара земляков по имени Гайрат и Шухрат из Маргиланского района Ферганской области Узбекистана. Прибыв в Россию, друзья меньше всего хотели работать на стройке, дворниками или заправщиками на бензоколонке. Приличное знание русского языка, некий криминальный опыт на родине, растерянные узбеки или таджики, умеющие работать, но запутавшиеся в российской бюрократической паутине – все это составляющие созревшего в головах этих предприимчивых деятелей бизнес- плана, суть которого — «разруливать» проблемы приезжих.

Понимание того, что Закон легче обойти, правильнее сказать, нарушить при получении в России необходимых разрешительных документов, привели Гайрата и Шухрата к бандитам, контролирующим криминальный бизнес на столичном Казанском вокзале.

Местная братва, выслушав «бизнес-предложение» двух узбеков и изучив, проведенный ими маркетинг, дала добро на «дело», несколько поправив в свою сторону предложенную долю на прибыль.

Так, в российской столице была запущена еще одна криминальная структура, позволяющая мигрантам из стран ЦА пользоваться фальшивыми паспортами, свидетельствами о рождении, водительским удостоверениями и многими иными документами, упрощающими жизнь в России.

Необходимый заказ фальшивок исполняется на двух съемных квартирах в жилых домах, расположенных в районе площади знаменитых трех столичных вокзалов. Высококачественное, специализированное оборудование позволяет Шухрату (Гайрат больше занимается поиском и переговорами с клиентами) оформлять разрешительные документы, включая отметки ФМС, на пребывание в России, проставлять отметки о пересечении государственной границы и даже оформлять различные кредиты в местных банках. Попутно землякам предлагают сертификаты на возвращение на родину с проставленными печатями и штампами.

Справедливости ради заметим, что покупателям исполнители рекомендуют все же «левые» паспорта пограничникам не предъявлять.

Для внутреннего российского использования желающим Шухрат попутно изготавливает служебные удостоверения российских правоохранительных структур.

В общем, стандартная криминальная парочка, каких при существующем уровне коррупции в правоохранительных органах России, полным полно. За некоторым исключением.

Во-первых, пополняемая Гайратом база данных, пожелавшими воспользоваться «липовыми» документами, передается в московский джамаат ИДУ. Информация обильно пополняется собственными комментариями Гайрата об уровне религиозности земляков. Такая информация помогает вербовщикам ИДУ более целенаправленно «работать» с потенциальными рекрутами, которых готовят для отправки на джихад в Пакистан, Афганистан, Сирию и Ирак. Гайрат оказался неплохим психологом – его база данных положительно оценивается лидерами российских джамаатов ИДУ.

Во-вторых, фальшивые документы, которыми Гайрат с Шухратом снабжают молодых земляков, готовых стать мождахедами, являются серьезным подспорьем при логистике рекрутирования желающих вступить в ряды террористических группировок.

В-третьих, криминальные группы, состоящие из выходцев центральноазиатских республик, пополняют финансовые потоки, необходимые для отправки новобранцев в ИДУ, СИД и другие бандформирования.

Гайрат с Шухратом не исключение, а скорее устойчивая тенденция, которая характерна для сегодняшней России.

Еще об одной специфической особенности деятельности участников логистической инфраструктуры по отправке рекрутов на джихад.

Направленность сбора информации в мигрантской среде:

— о склонных к религиозности молодых людях, недовольных сложившейся жизненной ситуацией в России и у себя на родине;

— о попавших под пресс местной бюрократической машины выходцев из стран ЦА, вынужденно совершивших административные или уголовные преступления – залог успеха при вербовке потенциальных джихадистов.

Для более эффективной работы пособники вербовщиков или сами вербовщики стараются больше времени проводить в местах скопления мигрантов – там, легче не привлекать к себе внимание и проще распустить паутину агитации мусульман для джихада. Точки общепита национальной кухни, пожалуй, идеальное место для тех, перед кем российские джамааты ИДУ ставят задачи по созданию списков для радикализации молодых мусульман.

Московский ресторан «Узбекская кухня», открытый двумя выходцами из Самарканда – Таджибаевым Алишером и Назаровым Иброхимом, являлся такой классической точкой, в которой исламистская обработка и вербовка велись одновременно и совершенно открыто. Таджибаев А. – ответственный московского джамаата ИДУ по вербовке новых рекрутов, работал с перевыполнением плана. Поток потенциальных моджахедов в лагеря ИДУ в Пакистане не иссякал.

Землякам Таджибаев позиционировал себя как честный и правильный мусульманин, много говорил об исламской справедливости, о законах шариата. Вербовка – штука специфическая, рассказывать надо много, витиевато и красиво, и у Таджибаева это получалось. Но вот летом 2012 оказалось, что указанный деятель проворовался, фактически «кинул» своего партнера. Назаров обнаружил, что на протяжении многих месяцев Таджибаев «крысил» из общей кассы значительные суммы денег, которые тратил на девиц легкого поведения. Эти факты никак уже не вязались с образом борца за веру и лидеры местного джамаата приняли решения отправить проворовавшегося вербовщика в Турцию. Несколько часов на сборы и Таджибаев со своей семьей перебирается в Стамбул.

Получив статус боевика ИДУ и кличку «Абдуллох» Таджибаев теперь уже со своим братом Зайниддином в деловой столице Турции открывает кафе под названием «Узбек таомлари леззети» и ряд торговых точек по продаже продуктов питания. На организацию деятельности кафе и ларьков уходит масса времени и ворованных в Москве денег, и все же находится пара часов на подделку киргизских паспортов для завербованных тут же на месте рекрутов, желающих воевать в Пакистане, Сирии, Ираке.

Несмотря на то, что в Турции «Абдуллох» работал со своим родным братом, от «крысятничества» отказаться он так же не смог. Постоянные конфликты между родными братьями из-за недостатка денег в кассе – объективная реальность для бандита.

Кстати, от своей любвеобильности «Абдуллох» в Турции тоже не отказался. В соответствии с законами шариата имеет несколько жен, да и во внебрачные связи с дамами, включая жен осужденных или убитых боевиков узбекских бандформирований, вступает с удовольствием. Такая своеобразная шариатская «нравственность» не мешает «Абдуллоху» продолжать агитационную и вербовочную работу в Стамбуле во славу джихада против кяфиров в Пакистане и на Ближнем Востоке.

Сегодня СМИ, проявляющие интерес к боевикам – выходцам из стран СНГ, принимающих активное участие в боевых действиях в Сирии и Ираке в составе различных террористических группировок, в первую очередь ИГИЛ, пестрят достаточно противоречивой статистикой. Экспертное сообщество расходится в оценках количественного и национального состава участников боевых действий на Ближнем Востоке. Поэтому автор попытается: во-первых, представить больше справедливых данных в упомянутую статистику, которая естественно, по понятным причинам, не может быть абсолютной, а во-вторых, заострить внимание на тенденциях радикализации молодежи центрально — азиатских государств и некоторых регионов России.

Итак, на середину ноября 2014 года в рядах ИГ на территории Сирии и Ирака воюет немногим более 300 граждан Узбекистана. Часть из них – достаточно успешные полевые командиры, отряды которых пополняются в основном выходцами из стран СНГ.

Из соседнего Кыргызстана на Ближний Восток приехали воевать около 300 граждан этой страны. Однако надо иметь ввиду, что для упрощения различного вида иммиграционных процедур, часть рекрутов, направляющихся на джихад получают паспорта Кыргызстана, что при уровне коррупции в самой «демократической» стране Центральной Азии совсем не сложно.

Граждан Таджикистана в отрядах Исламского государства около 200.

При этом надо учитывать различные факторы, в связи с которыми боевики выбывают из группировок по естественным причинам, пополнение отрядов новыми рекрутами, возвращение в строй террористов, прошедших курсы восстановления после ранений и т.д.

Кроме того в Сирии продолжает активные боевые действия террористическая группировка «Катаиб Имам аль-Бухорий». Главарь бандформированияА.Джурабаев,   позывной — «Хожиюсуф», гражданин Узбекистана старается собрать под свои черные знамена своих земляков (см. часть 3).

Однако, как кажется автору, гораздо больший интерес должно представлять понимание механизма радикализации молодых мусульман, которое должно помочь противостоять вызовам радикального ислама, готового без устали пополнять ряды муджахедов, вставших на путь джихада.

К сожалению, сегодня, несмотря на противодействие различных структур, включая силовые ведомства, вербовщикам исламизма удается эффективно использовать свои широко раскинутые сети.

Приведу лишь пару примеров о практике успешной вербовки рекрутов в для войны в Сирии и Ираке.

Оному из жителей г. Актау одноименной области Казахстана, назовем его Собит, нет и 25 лет. Пару лет назад заинтересовавшись более глубоким изучением ислама, попал под влияние местной ячейки Салафия. После этого парня как подменили – он стал не просто тщательно соблюдать нормы шариата, но и требовать этого и от своих родственников. С друзьями Собит практически перестал общаться, резко сократив круг знакомых, просит называть себяАбдукадир.

Удивительно, но Собит не просто родился в светской семье, но и продолжает жить со своими родителями, которые шокированы изменениями, произошедшими с их сыном. Собит так и не женился, не работает, и все свое время отдает изучению радикального ислама. Общается Собит со своими единомышленниками в мечете своего родного города, известную местным жителям, как мечеть «Бекет-Ата». Собит периодически выезжает в Жамбыльскую область Казахстана, где настоящее гнездо и место сборища Салафитов. Все попытки родителей вывести своего сына из-под влияния радикалов, сталкиваются с угрозами Собита покинуть Казахстан и присоединиться к муджахедам в Сирии или Ираке. Сложно представить состояние родителей этого юноши, которые теряют своего сына прямо на глазах.

Смещение активности эмиссаров религиозно-экстремистских течений из крупных городов Казахстана в поселки – процесс объективный. В областях работы поменьше, религии побольше, а правоохранителей иногда и вообще нет. Поэтому не удивительно, что например, на территории Махтааральского района Южно- Казахстанской области, сложилась религиозная обстановка, облегчающая эмиссарам течения Салафия вести пропагандистскую деятельность. Например, поселок Атакент постоянно посещает один адептов Салафия, которого жители района называют Олмаз. 30 – летний житель соседнего городка Джетысай, называет себя заместителем лидера местной ячейки Салафия. Используя серьезные финансовые возможности, Олмаз оказывает различные услуги местным жителям. Услуги разнятся: от бесплатной заправки автомашины, передачи продуктовых пайков и до ремонта или даже помощи в строительстве домов. В обмен следуют проповеди радикального ислама, чтение экстремистской литературы, призывы к жизни по правилам «шариата и к исполнению «главной» миссии мусульман — джихаду против вероотступников.

Вообще в городке Джетысай у Олмаза, подчеркивающего свою принадлежность к Салафия ношением всклокоченной бороды, короткими штанами и прочей специфической атрибутикой, есть немало последователей. Также вызывающе ведет себя тройка продавцов мобильными телефонами с центрального рынка Джетысая — Бахтияр, Абдусамат и Бахтжан. Жесткая пропаганда идей радикального ислама, призывы к воинственному джихаду – естественное состояние души этих молодых людей. Не характерным для этих мест своим внешним видом Бахтияр, Абдусамат и Бахтжан лишь подчеркивают безнаказанность эмиссаров Салафия в маленьких городках Казахстана.

Для лидеров террористических группировок (основу которых составляют выходцы из стран СНГ — ТГ), воюющих сегодня в Сирии и Ираке пополнение новыми рекрутами – одна из основных задач, которую они ставят перед вербовщиками террористов. На протяжении достаточно длительного времени ТГ продолжают владеть достаточными организационными и финансовыми ресурсами для обеспечения бесперебойной работы вербовщиков в тех странах СНГ, в которых сложились благоприятные условия для проведения специальных мероприятий, склоняющих молодых мусульман к воинственному джихаду.

Конечно, за последние годы спецслужбы СНГ научились в той или иной степени блокировать деятельность региональных джамаатов ТГ, подпитывающие молодыми бойцами боевые подразделения в Афганистане, Сирии и Ираке. Однако полностью нейтрализовать работу логистов по вербовке новых муджахедов из стран СНГ для Ближнего Востока, пока не удается. Как, впрочем, и уничтожить сами джамааты ТГ в этих странах.

При этом необходимо констатировать, что степень эффективности спецслужб в борьбе с радикальным исламом во многом связана с политической волей лидеров в странах СНГ. Политические предпочтения или позволяют разрушить всю инфраструктуру филиалов ТГ или создать таким филиалам относительно комфортные условия для подрывной деятельности.

Такие выводы напрашиваются при изучении статистики эффективности деятельности структур, главной задачей которых является пополнение молдыми рекрутами ТГ.

Например, самая большая по численности страна ЦА – Узбекистан так же является источником пополнения двух джамаатов, входящих в состав так называемого сирийского оппозиционного Союза:«Катайиб Имам Аль-Бухарий» (КИБ) и «Джамаат Абу-Салоха» (ДАС). Конечно, первые скрипки в Союзе играют отнюдь не КИБ и ДАС, а: «Джабхат ан-Нусра», «Исламский фронт», «Ахрор аш-Шам» и «Джейш аль-Мухаджирин валь-Ансар». Однако, имидж – отморозков, даже по понятиям сегодняшней войны в Сирии выходцы из СНГ себе завоевали.

Пополняются эти джамааты за счет граждан, уехавших на заработки в Россию. Если в этом году в Сирии оказались 300 узбеков, то ни один из них не был завербован в Узбекистане.

С киргизскими гражданами, участвующими в боевых действиях в Сирии и Ираке, а их больше 150, ситуация иная – большинство как раз попали в сети вербовщиков именно в Кыргызстане.

Для информации — граждан Таджикистана, которые могут похвастаться участием в боевых действиях в Сирии и Ираке, более 200 и большинство из них были завербованы в России.

Краткая справка о «Катайиб Имам Аль-Бухарий».

Лидером КИБ полевыми командирами был избран А. Джурабаев, позывной «Хожи Юсуф». За счет хорошо налаженного финансирования боевики этого бандформирования в Сирии обеспечены всем необходимым: основными видами легкого и тяжелого стрелкового вооружения, достаточным количеством боезапаса, качественным питанием, обмундированием и медикаментами. После боестолкновений с сирийской армией члены КИБ возвращаются на хорошо оборудованную базу. Некоторые боевики привезли с собой жен и детей. Все члены группировки получают денежное довольствие (мужчины — 150, женщины — 100 и дети по 30 долларов США).

Кстати, семьи боевиков КИБ, проживающие в Турции, находятся под постоянной заботой «смотрящих», обеспечивающих жен и детей террористов материальной помощью. Интересно, что в число «смотрящих» входят и сотрудники турецких спецслужб. Это обстоятельство позволяет обвинитьХожи Юсуфа в предательстве его бывшими соратниками.

Полевые командиры Хожи Юсуфа сегодня могут поставить под ружье немногим более 150 боевиков (интересно, что 70% из них выходцы из Кашакадарьинской области), хотя в начале лета их было почти 300.

Естественная убыль – результат активных боевых действий с правительственными войсками Сирии, а так же отток части боевиков под знамена Исламского Государства или в джамаат «Абу Салоха».

Краткая справка о «Джамаате Абу-Салоха».

Лидер группировки ДАС — Салохиддин Аюбий, которому недавно исполнилось 35 лет, является гражданином Кыргызстана (этнический узбек). В ДАС, базирующемся в г. Идлиб Сирии более 300 боевиков. Большинство из них — выходцы из Кыргызстана. По имеющейся информации, главные финансовые доноры ДАС – катарские благотворительные фонды. В группировке хорошо поставлена работа по переброске новых бойцов через территорию Турции. В Турции шефом бюро, которое отвечает за технические вопросы по отправке рекрутов в САД отвечает гражданин Кыргызстана, выходец из Ошской области Д Жусупалиев по кличке «Дилмурод» или «Мурод». По некоторым данным 40–летний Мурод чувствует себя в Турции достаточно вольготно, по причине, как поговаривают боевики САД – работа под прикрытием местных спецслужб. Месячная квота, запланированная для Мурода в 20 молодых рекрутов, покрывается с лихвой. Кстати, интересный факт — Мурод контролируя безопасные коридоры переброски боевиков в джамаат хозяина, успешно занимается и перевербовкой рекрутов, которых готовили для других террористических группировок. Именно за такую деятельность Хожи Юсуф — главарь КИБ пообещал отрезать Муроду голову.

Сегодня спецслужбы Киргизской Республики озвучивают внушительный список выходцев из разных регионов страны, замеченых в отрядах, ведущих активные боевые действия на Ближнем Востоке

Традиционный поставщик кадров в исламистские группировки – Ошская область. Для примера перечислю имена лишь нескольких воинов джихада в Сирии:

Тешабаев Иброхим, 1977 года рождения, из села Япча. В сентябре этого года продал все свое имущество (включая дом и автомобиль), с женой Нодирой 9-летней дочкой Мадиной и 6-летним сыном Абдулборием отправился воевать с «врагами» ислама на Ближний Восток.

Долимов Бахтиер, 1982 года рождения, из села Арап. В августе этого год вместе со своей женой Шохидахон, 6-летним сыном и двумя дочерьми Ойшабон и Ойшахон, которым 5 и 3 года отроду, отправился убивать неверных в Сирию. Своим родителя в прощальном письме объяснил, что принял решение стать шахидом и встретятся они теперь лишь на судном дне.

Джораев Шавкат,1976 года рождения, из Араванкого района, был завербован в России. Ему правда хватило ума уехать на войну с «неверными» в гордом одиночестве – семья осталась дома, на прощанье он лишь позвонил своим близким с коротким словом: «прощайте».

А вот Кодиров Азимжон 1985 года рождения из села Япчан, еще в 2005 году будучи имамом мечети с/у «Тепа-Курган» активно пропагандировал идеи радикального ислама. Попал под пристальное внимание сотрудников Араванского РОВД, проводившие с ним разъяснительные беседы. Результат – 2008 год, выезд в Саудовскую Аравию для углубления теологических знаний. Теперь А. Кодиров один из успешных дистанционных вербовщиков рекрутов из Араванского района на священную войну с крестоносцами и отступниками ислама.

Еще один интересный факт. Житель Ала-Букинского района Камолиддинов Асадбек, 1998 года рождения, учащийся медресе города Джалал-Абада вместе с группой однокурсников в начале сентября этого года уехал через Турцию воевать с врагами ислама прямо под крылышком Халифа Исламского Государства.

Уезжать то — уезжают, но многие уже никогда не вернуться к своим семьям. Стать шахидом и попасть в рай – мечта многих муджахедов. Для кого-то мечта превращается в реальность, правда, по мнению многих исламских теологов, «ложный» джихад в Сирии и Ираке, не угоден Аллаху, а значит и пребывание в раю, отдавших жизнь за веру – несбывшаяся мечта.

Сегодня близкие 40-летнего Икрома Каримова, жителя Араванского района Ошской области Кыргызстана оплакивают родного им человека, отдавшего свою жизнь за неведомые на родине идеи борьбы с отступниками Ислама. Где похоронен боевик «Жабхат-аль Нусра», убитый в боестолкновениях с регулярными частями сирийской армии, ни его жене, детям и родителям не известно.

Известно, лишь, что в 2009 году оставив свою семью. Каримов фактически бежал от безысходности, невозможности заработать копейку для своей семьи в Киргызстане, в Стамбул, где долгое время работал на мебельной фабрике. Беда, случившаяся с Каримовым – обычна, как у всех завербованных боевиков. Посещение мечети, в которой радикально настроенный имам просто и понятно объяснял проблемы прихожан, были лишь первой частью – «дороги в никуда». Вторая часть – местные ячейки религиозно-экстремистских группировок, раскинувшие ячейки по всей Турции, старающиеся «работать» с мигрантами из стран ЦА. Вербовка Каримова прошла быстро и эффективно, даже странно слышать о таких мгновенных метаморфозах бывшего главного экономиста Араванского хлопкоперерабатывающего завода, имеющего высшее образование и всегда, вместе со своей семьей ведшего светский образ жизни. Но, случилось то, что случилось и уже Икром Каримов, активный боевик успешный полевой командир «Жабхат аль Нусра», дослужившийся до полевого командира, стал шахидом в чужой ему Сирии.

В Киргизии вербовщики используют хорошо разветвленные и законспирированные ячейки партии «Хизб ут-Тахрир» (ХбТ) и абсолютно легально действующие филиалы организации радикального «Таблиги Джамаат» (ТД). Например, 40-летний Ирисбек из поселка Бекабад Сузакского района, члена партии ХбТ, поставщика исламистской литературы, проводит активную вербовочную работу среди своих сторонников через однопартийца из Кызылджарской ячейки по имени Нурлан.

Ирисбек в свой зачет включил нескольких воинов ислама, успешно воюющих в Сирии и Ираке, в том числе и жителя Айылного округа Уч-Коргон Аксый­ского района Солиева Сардора, 1988 года рождения, активного член «Хизб ут-Тахрир», местного амира партии. Ранее, С. Солиев долго работал мардикёром в России. В какой-то момент ему повезло уехать в ОАЭ с мечтой повысить своё теологическое образование. После возвращения из Эмиратов он объявил своим землякам, что ему открылся дар целителя. Врачевал он недолго. Несмотря на успешное совмещение работы местного табиба и активиста ХбТ, в конце концов, принял решение с оружием в руках бороться с врагами истинного ислама в Сирии.

Или вот еще один пример успешной вербовки боевиков для Сирии и Ирака.

Совсем недавно в Ала-Букинский район Джалал-Абадской области прибыла группа ТД из 10 жителей Иссык-Кульской области, во главе с уроженцем Токтогульского района, известного под именем Максат.

Таблиговцев уже ждал местный активист ТД Куйчиманкулов Нурбек, по ходу пьесы, подрабатывающий незаконной продажей и скупкой иностранной валюты. Встречать своих сторонников хлебом, солю его научили на 4-х месячных курсах ТД в Бангладеш.

В настоящее время «таблиговцы», разделившись на две группы, ведут активную разъяснительно – агитационную работу среди местного населения. Во время пятничных молитв в мечетях они разъясняют религиозную ситуацию, сложившуюся в странах ЦА, подвергая унижительной критики лидеров государств и религиозных деятелей, приведших к тотальному падению идей чистого ислама. А, агитируют они за соблюдение норм шариата и за обучение нормам радикального ислама в Пакистане. О том, что некоторые сторонники ТД из Ала-Букинского района, отправившиеся на учебу в Пакистан, через короткое время оказались среди бойцов ИГ, Максат не уточняет.

Кстати, местные сотрудники РОВД, заинтересовались «просветительской» деятельностью таблиговцев, но документы у всей десятки были выправленыДУМКом Киргизии и стражи правопорядка были вынуждены ретироваться, хотя и составили соответствующие отчеты о губительной деятельности ТД.

Справедливости ради надо заметить, что правоохранительные органы Киргизии периодически проводят задержание членов запрещенных радикальных исламских группировок.

Так, 13 сентября этого года были арестованы активисты ХбТ, ранее судимый Жумбаев Дилер (кличка «журналист»), братья Шамсиддиновы Иброхим иУбайдулло – все трое жители города Кара-Суу Ошской области.

Д.Жумабаев — представитель местного «медиа офиса» ХбТ несколько лет находившейся под наблюдением правоохранительных органов Кыргызстана, известен как активный сторонник идей партии и участник различных международных проектов ХбТ, проводимых в разных странах мира.

Шамсутдиновы тоже не ангелы небесные — поддерживают тесные связи с криминальными группировками в Баткенской области, призывают к скорейшему созданию Халифата в Ферганской долине, активно участвуют в программе отправки граждан Киргизии на паломничество в хадж.

Адвокатами «святой» троицы выступают правозащитники из «Бир дуйно – Кыргызстан». Причем юристы правозащитной организации пустились с места в карьер, стараясь обвинить сотрудников спецслужб в превышение силы, избиении подзащитных в процессе задержания. Поскольку судмедэкспертиза, под пристальным контролем правозащитников, не нашла ни одного синяка на теле хизбут тахриревцев, то адвокаты организации собирают подписи местных жителей под петицией об изменении им меры задержания.

Попыткам правоохранительных органов Кыргызстана бороться с носителями идей религиозного экстремизма, последние — противопоставляют активной работой среди заключенных пенитенциарной системы. Тактика и стратегия такой активности совершенно ясна – в зонах и тюрьмах идеальная среда для имплементирования идей радикального ислама с последующей вербовкой заключенных для джихада на Ближнем Востоке.

Сторонники ТД в Кыргызстане наработали большой опыт успешной проповеднической деятельности в пенитенциарных учреждениях в этой стране.

Абдулазиз ажы Закиров – активный таблиговец, казы джалалабадской (сам он родился в Базаркурганском районе) области добился разрешения на посещение колоний имамами местных мечетей для организации пятничных молений с заключенными и обучением их основам «чистого» ислама.

Имам джалабалской мечети «Айти» Айбек Атиев (кстати, один из лидеров местного ТД) по протекции А. Закирова получил возможность проводить активную пропагандистскую деятельность в исправительной трудовой колонии №10 г. Джалабада. В результате более половины зэков считают себя сторонниками ТД и готовы служить идеям этого движения и на свободе.

Вообще А. Закиров может считаться образчиком грамотного профессионального организатора внедрения идей ТД населению Джалалабадской области. Своим силами местные таблиговцы устраивают «хашар» — привлекают к уборке мусора с улиц областного центра местных жителей. В этом нет ничего плохого, если бы не параллельная активная пропаганда чуждых трактовок идей фундаментального ислама.

Как известно молодежь — хорошая питательная среда для внедрения в сознание крайних идей исламизма. Поэтому вряд ли стоит удивляться многочасовым «беседам» А. Зокирова с местным студенчеством. Официально таблиговец заявляет о своем желании предостеречь киргизскую молодежь от пагубного влияния радикальных исламистов. На самом же деле, призывает студентов Джалалабадского государственного университета посещать мечети после учебы, а так же соблюдать основные принципы шариата.

Я уже в одном из своих предыдущих интервью говорил, что по многолетнему опыту европейских экспертов Таблиги Джамаат – своеобразная «прихожая» террористических организаций.

Как все такое возможно в стране официально объявившей светский путь своего развития? Больших и малых причин, конечно же, множество, но я бы хотел остановиться на одной из них.

Демократический выбор киргизского народа можно лишь приветствовать, но напомнить, что именно в этой стране в начале 90-х расцвели пышным цветом множество иностранных ННО. О негативной роли различных благотворительных фондов на стабильность в республике написано огромное количество материалов. И все же хочу обратить внимание на такой факт. Всплеск активности иностранных ННО, в частности американских, сопровождается увеличением активности вербовочных центров, направляемых рекрутов на войну в Сирию против правительственных войск этой страны. Может быть это простое совпадение.

Визит в середине октября в Кыргызстан заместителя помощника госсекретаря США по Центральной Азии Д. Розенблюма, принявшего участие в церемонии открытия нового Проекта агентства США по международному развитию (USAID), можно рассматривать, как выдачу очередных гарантий структурам гражданского общества.

Посещение мистером Розенблюмом Оша и Джалал-Абада, где он проводил встречи с руководителями местной администрации, общественными активистами и студентами мне кажется знаковым. И дело даже не в параллелях, которые просматриваются с активностью американцев в Украине. А дело в том, что Киргизия – мусульманская страна и инвестирование значительных финансовых средств в такие структуры, как например исламская группировка «Мусульманская интеграция в Центральной Азии» с непонятными и размытыми целями и задачами – может привести к предсказуемым последствиям. Не случайным является факт – фактической смычки «Мусульманской интеграции в Центральной Азии» с партией «Хиз бут-Тахрир», «Таблиги Джамаат» и группировкой «Акрамийлар».

Сегодня СМИ, проявляющие интерес к боевикам — выходцам из стран СНГ, принимающих активное участие в боевых действиях в Сирии и Ираке в составе различных террористических группировок, в первую очередь — ИГИЛ, пестрят достаточно противоречивой статистикой. Экспертное сообщество расходится в оценках количественного и национального состава участников боевых действий на Ближнем Востоке.

Поэтому автор попытается во-первых, представить больше справедливых данных в упомянутую статистику, которая естественно, по понятным причинам, не может быть абсолютной, а во-вторых, заострить внимание на тенденциях радикализации молодежи центрально — азиатских государств и некоторых регионов Российской Федерации.

Итак, на середину ноября 2014 года в рядах ИГ на территории Сирии и Ирака воюет немногим более 300 граждан Узбекистана. Часть из них — достаточно успешные полевые командиры, отряды которых пополняются в основном выходцами из стран СНГ.

Из соседнего Кыргызстана на Ближний Восток приехали воевать около 300 граждан этой страны. Однако надо иметь ввиду, что для упрощения различного вида иммиграционных процедур, часть рекрутов, направляющихся на джихад получают паспорта Кыргызстана, что при уровне коррупции в самой «демократической» стране Центральной Азии совсем не сложно.

Граждан Таджикистана в отрядах Исламского государства около 200.

При этом надо учитывать различные факторы, в связи с которыми боевики выбывают из группировок по естественным причинам, пополнение отрядов новыми рекрутами, возвращение в строй террористов, прошедших курсы восстановления после ранений и т.д.

Кроме того в Сирии продолжает активные боевые действия террористическая группировка «Катаиб Имам аль-Бухорий». Главарь бандформирования А.Джурабаев, позывной — «Хожиюсуф», гражданин Узбекистана старается собрать под свои черные знамена своих земляков (см. часть 3).

Однако, как кажется автору, гораздо больший интерес должно представлять понимание механизма радикализации молодых мусульман, которое должно помочь противостоять вызовам радикального ислама, готового без устали пополнять ряды моджахедов, вставших на путь джихада.

К сожалению, сегодня, несмотря на противодействие различных структур, включая силовые ведомства, вербовщикам исламизма удается эффективно использовать свои широко раскинутые сети.

Приведу лишь пару примеров о практике успешной вербовки рекрутов для войны в Сирии и Ираке.

Оному из жителей г. Актау одноименной области Казахстана, назовем его Собит, нет и 25 лет. Пару лет назад заинтересовавшись более глубоким изучением ислама, попал под влияние местной ячейки «Салафия». После этого парня как подменили — он стал не просто тщательно соблюдать нормы шариата, но и требовать этого и от своих родственников. С друзьями Собит практически перестал общаться, резко сократив круг знакомых, просит называть себя «Абдукадир».

Удивительно, но Собит не просто родился в светской семье, но и продолжает жить со своими родителями, которые шокированы изменениями, произошедшими с их сыном. Собит так и не женился, не работает, и все свое время отдает изучению радикального ислама. Общается Собит со своими единомышленниками в мечете своего родного города, известную местным жителям, как мечеть «Бекет-Ата». Собит периодически выезжает в Жамбыльскую область Казахстана, где настоящее гнездо и место сборища Салафитов. Все попытки родителей вывести своего сына из-под влияния радикалов, сталкиваются с угрозами Собита покинуть Казахстан и присоединиться к муджахедам в Сирии или Ираке.

Сложно представить состояние родителей этого юноши, которые теряют своего сына прямо на глазах.

Смещение активности эмиссаров религиозно-экстремистских течений из крупных городов Казахстана в поселки — процесс объективный. В областях работы поменьше, религии побольше, а правоохранителей иногда и вообще нет. Поэтому не удивительно, что например, на территории Махтааральского района Южно- Казахстанской области, сложилась религиозная обстановка, облегчающая эмиссарам течения «Салафия» вести пропагандистскую деятельность.

Например, поселок Атакент постоянно посещает один адептов «Салафия», которого жители района называют «Олмаз». 30 — летний житель соседнего городка Джетысай, называет себя заместителем лидера местной ячейки Салафия. Используя серьезные финансовые возможности, Олмаз оказывает различные услуги местным жителям. Услуги разнятся: от бесплатной заправки автомашины, передачи продуктовых пайков и до ремонта или даже помощи в строительстве домов. В обмен следуют проповеди радикального ислама, чтение экстремистской литературы, призывы к жизни по правилам «шариата и к исполнению «главной» миссии мусульман — джихаду против вероотступников.

Вообще в городке Джетысай у Олмаза, подчеркивающего свою принадлежность к Салафия ношением всклокоченной бороды, короткими штанами и прочей специфической атрибутикой, есть немало последователей. Также вызывающе ведет себя тройка продавцов мобильными телефонами с центрального рынка Джетысая — Бахтияр, Абдусамат и Бахтжан. Жесткая пропаганда идей радикального ислама, призывы к воинственному джихаду естественное состояние души этих молодых людей. Не характерным для этих мест своим внешним видом Бахтияр, Абдусамат и Бахтжан лишь подчеркивают безнаказанность эмиссаров «Салафия» в маленьких городках Казахстана.

Артур Искандаров