Домой Работы Центра Интервью Раскол в рядах ИДУ

Раскол в рядах ИДУ

Виктор Михайлов, эксперт по вопросам безопасности говорит, что клятва верности нынешнего лидера Исламского Движения Туркестана (ИДТ), террористической организации, больше известной как Исламское Движение Узбекистана(ИДУ), привело к серьезному расколу в рядах этой группы.

Виктор Михайлов, эксперт по вопросам безопасности и директор проекта Antiterrortoday.com говорит, что клятва верности нынешнего лидера Исламского Движения Туркестана (ИДТ), террористической организации, больше известной как Исламское Движение Узбекистана(ИДУ), привело к серьезному расколу в рядах этой группы.

По информации Виктора Михайлова, часть полевых командиров ИДТ(ИДУ) восприняли это решение Усмана Гази как “предательство” по отношению к Движению Талибан (ДТ), который в свое время дал приют сотням боевиков ИДТ(ИДУ) и членам их семьей на территории пуштунских племен в Северном Вазиристане.

ИДТ (ИДУ) это экстремистская группа, которая появилась в конце 80-х в Узбекистане. Его члены воевали на стороне Объединенной таджикской оппозиции во время гражданской войны 1992-1997 г.г. После подписания мирного договора и двух попыток вооруженного нападения боевиков ИДТ на Узбекистан и Киргизстан, таджикские власти вынудили ИДТ уйти в Афганистан. После начала антитеррористической операции в Афганистане в конце 2001 года, остатки сил ИДТ перебрались в племенные замли Северного Вазиристана в Пакистане. ИДТ (ИДУ) связано с другими исламскими террористическими группами, особенно с Аль-Каидой. Деятельность ИДТ (ИДУ) в Таджикистане запрещена. США и ряд других стран также ввели эту организацию в список террористических групп.

Виктор Михайлов, который долгое время изучает исламские экстремистские группы, в эксклюзивном интервью Радио Озоди сказал, что его информация базируется на беседах с бывшими боевиками, покинувшими по тем или иным причинам террористические группировки.

Радио Озоди: Как известно нынешний лидер ИДТ заявил, что оно больше не Движение, а часть так называемой провинции Хорасан «Исламского государства». По Вашей информации, как восприняли боевики ИДТ клятву верности их лидера Усмана Гази ИГИЛ?

Виктор Михайлов: ИДТ уже давно не та монолитная группа, которой была при бывших лидерах этого движения Джумы Намангони и Тохира Юлдаша. После смерти Усамы Бен Ладена, ИДТ лишилась основного источника финансирования. У ИДТ кроме Ал-Каиды были конечно и другие источники финансирования. Это и контроль караванов с наркотиками, контрабанда оружия, рэкет, подконтрольные бизнес-структуры в Пакистане и Турции, помощь из турецких благотворительных фондов и финансовые вливания со стороны богатых узбеков, которые живут в Саудовской Аравии. Но постепенно эта помощь начала иссякать.

После нападения на лагерь детей пакистанских военнослужащих в 2014 году, командующий частями пакистанской армии Рахиль Шариф поклялась уничтожить ИДТ, которое, вопреки принятыми обязательствами еще Джумой Намангани и Тахиром Юлдашем в 1999 году, развязало террористическую деятельность на территории Пакистана. К тому же, со смертью Мулло Омара, многолетнего лидера талибов, центробежные силы внутри и ДТ, и ИДТ еще больше усилились. И клятва верности, переданная Абуносиром Валиевым, нынешним лидером ИДТ, известным как Усман Гази, через его эмиссара Усман Хакими лидеру ИГИЛ Абубакр Багдади была: по моему мнению, актом отчаяния. Прекращение финансирования Движения со стороны ДТ, потеря в боях с пакистанской армией многих боевиков и полевых командиров, отсутствие авторитета, каким пользовались бывшие амиры ИДТ – все это не могла не сказаться на решении Усмона Гази искать себе и своим людям новых хозяев. Кстати, многие полевые командиры, знавшие еще Намнгани и Юлдаша, восприняли такой шаг нынешнего амира ИДТ как откровенное “предательство” по отношению к Талибан.

Радио Озоди: А конкретно кто из полевых командиров ИДУ пошли на раскол с Усман Гази? Есть ли и такая информация?

Виктор Михайлов: Некоторые полевые командиры, в том числе Акмалиддин, Мустафо и Хаким, которые со своими отрядами базируются в афганских провинциях Кундуз и Бадахшан, отказались подчиняться Усмону Гази и даже поклялись уничтожить его за разрыв с Талибан. Дело в том что когда в конце 90-х ИДТ вытеснили из Таджикистан в Афганистан, его тогдашние лидеры Джума Намангани и Тахир Юлдаш в присутствии Усамы Бин Ладена дали клятву верности лидеру Движения Талибан Мулло Омару. Взамен талибы оказали гостеприимство многочисленным отрядам, пришедших с Севера муджахедов, разрешили строить дома и брать в жены девушек из пуштунских племен Северного Вазиристана. Поэтому многие боевики крайне негативно отнеслись к решению своего амира присягнуть на верность ИГИЛ. Лидеры ДТ воспринял этот акт со стороны Усмана Гази, как «предательство» и удар ножом в спину со стороны гостей – боевиков ИДТ. Нельзя забывать, что и сам Усама Бен Ладен всегда подчеркивал, что и он и его люди – гости Мулло Омара и гостеприимных пуштун.

Радио Озоди: Насколько у Усмана Гази хватит авторитета или может быть и силы, чтобы подавить раскол внутри Движения?

Виктор Михайлов: У ИДТ в самые лучшие времена было до 4 000 тысяч боевиков. Сейчас наверное где-то порядка 400. Из них в непосредственном подчинении у Усмана Гази максимум 120 боевиков. По своей харизме и авторитету ему очень далеко до Джумы Намангани или Тахиру Юлдашу, чтобы удержать это Движение от раскола. Усман Гази из Ташкента и в сове время пришел в отряды ИДТ из Хизб-ут-Тахрир в 1999 году. Он в свое время лишь с небольшим перевесом пришел к руководству ИДТ и уже тогда не все приняли его как своего лидера. Понимаете, боевики ИДТ уже давно не те, которые ушли из Центральной Азии в 90-х с надеждой вернуться когда-нибудь сюда и построить “халифат”. Многие из тех погибли или уже не у дел. Новое поколение боевиков уже не так сильно мечтает вернуться на этот берег Амударьи. Они в Афганситане уже обзавелись семьями, у каждого свой бизнес, например, сопровождение караванов с наркотиками или оружием. Они на этих новых землях укоренились, автомат их и здесь неплохо кормит и поэтому они уже не жаждут бросить все и пойти воевать на другие земли.

Радио Озоди: А насколько нужна ИГИЛ клятва верности от ИДТ?

Виктор Михайлов: Технически если посмотреть, то да, Усман Гази отправил к Багдади своего эмиссара Усмана Хакими, он там воюет со своим отрядом. Это да. Но у ИГИЛ сейчас свои проблемы, и очень серьезные в Сирии и в Ираке, которые они должны решить. И Багдади просто так не будет давать деньги всякому, кто дает клятву верности и обещание встать по черные знамена ИГИЛ. Я думаю, поэтому ИДТ отчаянно напал в прошлом году на детский военный лагерь в Пакистане, чтобы как-то напомнить о себе. Но вы знаете, многие, которые идут воевать под знамена ИГИЛ, это не обученные молодые ребята, у которых есть желание стать шахидом, но нет никаких навыков ведения войны. Поэтому, вербовщики ИГИЛ дают за обученного муджахеда большие деньги, порядка 20 тысяч долларов. ИДТ интересен ИГИЛ с этой стороны, потому что имеет много обученных бойцов, особенно тех, кто хорошо знает минно-взрывное дело. ИГИЛ поэтому, сегодня больше заинтересован в привлечении бойцов ИДТ в Сирию и Ирак, чем в финансирование боевой деятельности ИДТ в Афганистане.

Радио Озоди: Лет 5 назад произошел, если это можно так назвать, ребрендинг таджикских боевиков в составе ИДУ. Они под руководством Амриддина Табарова и Абдуллы Рахимова отделились в отдельную группу Ансаруллах, которая под командованием Абдуллы с 2009 по 2011 дважды пыталась базироваться на востоке Таджикистана. Что слышно об Ансаруллах сейчас? Какова сейчас сила этой группы?

Виктор Михайлов: По последней информации, которую я имею об Ансаруллах, это маленькая группа, порядка 20 бойцов, которая ищет свое место под солнцем и ищет свой кусок хлеба, пытаясь договориться с местными старейшинами. Стараются как-то закрепиться там и получить какую-нибудь свою часть бизнеса. Эта и многие другие террористические группировки находятся в поле зрения и интересов пакистанских спецслужб. Они кому-то помогают, кого-то крышуют, кому-то делают необходимые документы, визы паспорта. У Ансаруллах тоже был свой источник финансирования, но, к сожалению, мне об этом ничего не известно.

Радио Озоди: Вы долгое время занимаетесь проблематикой исламских экстремистских групп. По Вашему мнению, исламский терроризм это еще надолго? Или все таки может сойти на нет или почти на нет, как в сегодняшней Европе?

Виктор Михайлов: К сожалению, да. До тех пор, пока существуют глобальные политические игроки, владеющие серьезными финансовыми инструментами, которые хотят и используют радикально настроенных мусульман для достижения установленных ими целей, то для них исламский терроризм — идеальное оружие. Проблема не в Исламе, исламском фундаментализме или радикализме. Терроризм исчезнет только тогда, когда исчезнут или глобальные политические игроки, которые сегодня используют исламский терроризм, или же иссякнут финансовые источники этих игроков. А ограничить влияние на мусульманскую молодежь радикально настроенных идеологов, может воспитание грамотных и авторитетных имамов. Обнадеживает то, что абсолютное большинство мусульман не воспринимают путь террора и радикализма. Но до тех пор, пока кому-то нужно, использовать “калашников” для решения своих задач, то определенные силы будут искать палец, который будет нажимать на гашетку автомата. Наша задача лишить такие силы питательной среды из мусульманской молодежи.