Домой Работы Центра Интервью Безопасность в ЦА: взгляд эксперта из Узбекистана

Безопасность в ЦА: взгляд эксперта из Узбекистана

Основными вызовами безопасности, стоящие на повестке дня перед странами Центральной Азии являются терроризм, экстремизм, радикализация молодёжи, организованная преступность и прочее.  Однако наиболее значимыми из них, на сегодняшний день, являются – терроризм и радикализация молодежи.

О своем видении ситуации с безопасностью в центральноазиатских государствах, террористической и экстремистской вербовке молодежи в интервью Dialog.tj рассказал Виктор Михайлов, директор Центра изучения региональных угроз (Ташкент, Узбекистан).

— Господин Михайлов, в начале беседы хотелось бы спросить вас о том, как вы оцениваете ситуацию с безопасностью в центральноазиатских странах?

О безопасности в Центральной Азии (ЦА) рассказать несколькими предложениями невозможно. Проблема близости Афганистана, напичканного бандформированиями, полевые командиры которых заявляют о различных целях, в том числе, о желании атаковать объекты на севере страны. Это одна проблема.

Джихадисты в Сирии и Ираке сегодня нуждаются в новых рекрутах, и вербовщики рыщут по всем странам в поисках пушечного мяса. Исламизация кыргызской молодежи – «достойный» вклад в возможный очаг возгорания религиозного конфликта в регионе.

С другой стороны, спецслужбы и правоохранительные органы стран ЦА перешли на другой качественный уровень работы. Да и общественные организации в наших странах ощущают опасность попыток радикализовать молодежь региона.

— Насколько велика вероятность проникновения террористических организаций из соседнего Афганистана в страны региона? 

Многое будет зависеть от заказа определенных источников финансирования таких группировок. Думаю, что самостоятельно полевые командиры бандформирований такого решения не примут. Им и сейчас неплохо «воевать» в Афганистане. «Рекэт», сопровождение грузов с наркотиками, оружием, «черный» бизнес – доход вполне достаточный для жизни банды. Да, и вооруженные силы сегодня в странах ЦА уже совсем на такие, как 17 лет назад.

Другое дело, если будет заказ. Если есть ПРОЕКТ, который серьезные фонды из некоторых арабских стран готовы профинансировать, то такой ПРОЕКТ, безусловно, будет реализован.

— Как вы знаете, некоторые граждане стран ЦА, а том числе и Таджикистана, разочаровавшись войной в Сирии, добровольно возвращаются домой. В одно время существовала даже гарантия того, что уголовно они не будут преследоваться. Как вы считаете, эти самые, скажем, разочарованные в будущем могут представлять опасность для общества?

Мне приходилось общаться с возвратившимися или депортированными «джихадистами» из Сирии, Ирака или Афганистана. Они там через такой кошмар проходят, что никакие высокие идеи джихада, войны за Халифат не вызывают желание вернуться туда и стать шахидами. Можно предположить, что кто-то из них «заслан» для совершения терактов. Но, на то и правоохранители, и спецслужбы, которые фильтруют и контролируют ситуацию.

— Отношения между Таджикистаном и Узбекистаном постепенно нормализуются и это не может не радовать нас. Как Вы смотрите на то, что нашим странам сейчас необходимо сосредоточить усилия и совместно противостоять угрозам безопасности?

Нормализация отношений между двумя братскими странами это и впрямь здорово. Что делить нашим народам? Но, если вернемся в историю, то нужно вспомнить, что барьеры со стороны Узбекистана выстраивались из-за опасности проникновения радикалов из Таджикистана. Сегодня ситуация в вашей стране другая. Этот фактор, безусловно, учитывается не только в улучшении отношений, но и в установлении другого режима пограничного и иного сотрудничества. А бороться с терроризмом вместе всегда эффективнее, чем самостоятельно.

— Радикализация молодежи в Центральной Азии является одним из самых актуальных вопросов нынешнего времени. На ваш взгляд, что толкает современную молодежь в ряды ИГИЛ? Как с этим бороться? Какие, на сегодняшний день, усилия предпринимаются в Узбекистане для защиты молодежи от террористической и экстремистской вербовки и каковы результаты?

Радикализация молодежи, действительно, серьезнейшая проблема во многих странах мира. Я уже упоминал вербовщиков, которые активизировали свою работу в наших странах. Не будем забывать и о России, в которой вербовщикам работать гораздо проще, чем в наших странах. Там рядом с мигрантами, нет родителей, родных, друзей, которые могли бы остановить молодого человека от пагубного шага. В Узбекистане профилактика радикализации молодежи – целая программа, которую реализуют множество министерств, общественных организаций и объединений.

— Недавно президент США Д. Трамп издал указ, запрещающий въезд в страну мигрантам-мусульманам из стран Ближнего Востока. Американский президент подчеркнул, что это не есть запрет для всех мусульман. Однако, его миграционный указ можно трактовать, как намерение не впускать в страну потенциальных террористов.  Сам глава Белого дома также говорил, что «это не вопрос религии — это вопрос террора и безопасности в нашей стране». Скажите, насколько такое решение может быть эффективным с точки зрения безопасности?

Мне сложно комментировать американского президента. Но прежняя администрация часто путала причину и следствие. Я имею ввиду совершенные «джихадистами» преступления в США. Например, когда потомок афганских иммигрантов Оман Саддыки Матин расстрелял из винтовки посетителей гей-клуба в Орландо, то Х.Клинтон в своей предвыборной речи ни слова не сказала о радикализации молодых мусульман США, а всю вину свалила на винтовку, из которой стрелял террорист.

Трамп думает и говорит по-другому. Будем помнить, что въезд закрыли лишь на 90 дней мусульманам из стран, где идут активные боевые действия. Трамп пояснил, что это пауза, необходимая спецслужбам, разработать определенный механизм контроля над миграционными процессами из таких стран. Трамп не хочет превращать свою страну в Германию, которая фактически бесконтрольно впустила в свою страну более 1 млн. беженцев, чем граждане ФРГ в большинстве своем совсем недовольны.

Меня иногда поражает беспринципность некоторых американских политиков. Например, М.Олбрайт решила принять ислам в ответ на упомянутый указ Трампа, считая при этом, что была абсолютно права, когда участвовала в принятии решения об атаке Ирака войсками США. Та, ничем не обоснованная операция военных Америки, стоила гибели сотни тысяч ни в чем не повинных мирных жителей Ирака. Это для Олбрайт – норма, а вот на три месяца ограничить въезд в страну гражданам стран, в которых идет война – нонсенс.

Благодарим Вас за беседу!

Саади МИРЗОЕВ

http://www.dialog.tj/news/bezopasnost-v-tsa-vzglyad-eksperta-iz-uzbekistana