Домой Наши работы В СМИ «Это не первый случай инсценировок и интерпретаций неких террористических действий» — Алексей...

«Это не первый случай инсценировок и интерпретаций неких террористических действий» — Алексей Князев

«В новейшей истории Таджикистана это не первый случай инсценировок и интерпретаций неких террористических действий» – Александр Князев о вооруженном нападении на таджикско-узбекской границе

Алексей Князев

6 ноября стало известно о том, что 15 вооруженных бойцов произвели атаку на таджикско-узбекскую границу. Тогда высказывалось мнение, что это террористический акт новой исламистской группировки или даже ячейки террористов из ИГИЛ.

Ученый-востоковед, доктор исторических наук, научный консультант Центра изучения региональных угроз Александр Князев поделился с Изданием Kommersant.uz своим экспертным мнением относительно данной ситуации:

«Инцидент на погранзаставе в Таджикистане не имеет отношения к Узбекистану, хотя и произошел на границе РТ с РУз. Точно так же он не имеет отношения и к Афганистану, с территории которого, по версии официального Душанбе, проникли условные «боевики».

Кстати, министерство обороны Афганистана и ряд других представителей госорганов в Кабуле уже опровергли подобную вероятность.

В этой истории есть множество нестыкующихся деталей, которые можно считать, скорее, техническими: от предполагаемого маршрута этой группы – который требует высокого уровня подготовки – до образцово-показательного расстрела этой группы таджикистанскими пограничниками. Я уже не говорю о явно сфальсифицированных фотографиях с места событий, некоторые из которых после первой публикации на сайтах силовых ведомств РТ были удалены: слишком много они вызывали вопросов.

В новейшей истории Таджикистана это не первый случай инсценировок и интерпретаций неких террористических действий. Особенно это заметно начиная с 2015 года, когда Партия исламского возрождения (ПИВТ) была квалифицирована как террористическая организация и, соответственно, запрещена. Таким образом политическое руководство РТ стремится избавиться от любой оппозиции, даже столь малоэффективной, каковой являлась ПИВТ. В прошлом году, интерпретируя подобные события в Дангаринском районе, в Душанбе объединили деятельность т. н. «Исламского государства» с некой «антитаджикской» политикой Ирана, забыв при этом, что Иран – шиитское государство, с первых дней ведущее войну с ИГИЛ. Более того, ИГИЛ – это, в первую очередь, антишиитский проект, то есть абсолютный антипод в отношении Ирана.

В Таджикистане достаточно специфическое общественное мнение: значительная часть людей, не забывшая ужасы гражданской войны, живет с лейтмотивом «лишь бы не было войны», оправдывая этим все проблемы сегодняшнего дня. Проблем немало, Таджикистан – беднейшая постсоветская страна, что во многом объясняется некомпетентными, безответственными, антинациональными действиями власти, руководства РТ. Обеспечение безопасности, относительной стабильности – это, наверное, последний из аргументов, способных обеспечить руководству РТ хотя бы минимальную поддержку в обществе, хоть какое-то доверие. Для подтверждения же этой роли государства нужны примеры, демонстрирующие наличие угроз и деятельность по их устранению. Вот с таким примером мы в данном случае и имеем дело.

Объявление ПИВТ в 2015 году террористической организацией до сих пор вызывает огромные сомнения в других странах. Те лидеры ПИВТ, которые сумели оказаться за границей и не были репрессированы, свободно живут в европейских странах. Наверное, не случайно нынешний инцидент произошел во время европейского турне президента Эмомали Рахмона. Очередная имитация в таком контексте должна укрепить и европейское общественное мнение в наличии у Таджикистана огромных, чуть ли не каждодневных, проблем с терроризмом, куда отнесена и ПИВТ. Возможно, это еще и повод выпросить какую-то финансовую или иную помощь для силовых структур РТ».